[ Персия ]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [ Персия ] » Дома горожан » Дом Ксении.


Дом Ксении.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s004.radikal.ru/i206/1103/11/8808c79fe5d1.jpg

Отредактировано Ксения (2011-03-27 01:02:52)

0

2

Солнце изливалось жаром с раскалённых небес, ровные крыши домов сеяли миражи квадратных озёр и алмазную россыпь бликов. Тихие улочки застыли в ожидании, утонули в густой, вязкой тишине. Слишком жарко, чтобы что-то делать, что-то говорить...
Даже две самых завзятых сплетницы квартала лениво переговаривались полушёпотом, сидя на старой кочме и собирая в пучки травы. Тень лежала у их ног, влажная, жаркая, женщины то и дело прикладывались к чашкам с холодным чаем, хотя он не приносил облегчения и не утолял жажду...
- Она весьма почтенная и уважаемая женщина... - хрипловато ворковала Назире-ханым с тонкой издёвкой в голосе. - Молодая, ещё красивая... И от мужа дом достался, и лавка... Замуж бы любой взял, а она нет, хранит верность как честная вдова и приличная женщина...
- Это ты верно подметила, ханым, воистину она - пример для женщин благочестивых и скромных... - поддакнула Ксения, сплетая стебли пустырника. - Даже скандалит - и то прилично!
- Она скандалила? - почтенная повитуха оживилась, почуяв свежую сплетню.
- Ещё как! Кричала на всю улицу, что я-де своих джиннов пораспускала, они-де на людей кидаются! Вон ночью на стражника напали! Правда, когда я спросила, откуда она знает, что стражника, быстро притихла, скромница-то наша...
Сухо скрипнула дверь, спугнув сплетниц и заставив разом замолчать, распахнулась, пропуская во дворик огромного нубийца и двух завёрнутых, несмотря на пекло, в покрывала девушек.
- Намасте, уважаемые... - Мужчина коротко поклонился, жадно впился взглядом в длинногорлый кувшин. - Хозяин к вам прислал, Ксения-ханым... Посмотреть...
Нубиец кивком головы указал на замершие "статуи" рабынь и, не дожидаясь приглашения, подошёл к кочме. Повитуха тут же протянула ему пиалу с чаем, сетуя на то, что не в своём доме и угостить такого гостя нечем. А Ксения, с тяжёлым вздохом поднявшись с кочмы, жестом подозвала к себе девушек.
- Снимайте покрывала... - беглый осмотр привёл к неутешительным выводам: обе рабыни явно сидели на хлебе и воде последнюю неделю. А то и две. Гречанка к тому же плохо переносила местную жару, её бледное лицо периодически покрывалось красноватыми пятнами, белки глаз наливались прозрачной синевой. - Максуд! Скажи своему хозяину, что он обо мне слишком высокого мнения! Я простая смертная, а не всемогущая богиня!

+1

3

Пока Назире-ханым сыпала многочисленными советами на бедную голову нубийца, вынужденного сидеть и слушать, сарматка завела девушек в дом - там было прохладнее. В густой тени несчастная гречанка и вовсе стала похожа на призрак, но после того, как Ксения заставила её обмотать шею мокрой тканью, немножко ожила. Турчанка оказалась девицей бойкой и любопытной, она постоянно во что-то тыкала пальцами и спрашивала, каждый раз смешно округляя глаза словно удивляясь ответу. Особенно её заинтересовали тыквочки с "джиннами". И без того огромные глаза расширились до невозможного, преисполнившись благоговения. Вручив девицам по лепёшке и чашке отвара, сарматка едва не силой заставила гречанку впихнуть в себя хоть кусочек. И тут обеих прорвало - девушки жадно заглатывали куски лепешки, судорожно разрывая их и сразу запихивая в рот даже не утруждая себя тем, чтобы немного прожевать. Только запивали отваром и вновь накидывались на неожиданное угощение. И через несколько секунд уже таращились на сарматку как пара изголодавшихся зверьков. В их глазах не было и следа рассудка - только голод. Женщина брезгливо поморщилась, отворачиваясь от них. Да, они уже забыли, наверное, когда в последний раз их нормально кормили, но так опускаться?.. Умоляющие взгляды её нисколько не трогали - больше девушкам есть было опасно. И Ксения, расставив вокруг себя свои тыковки, отмеряла в шёлковые мешочки - синий и красный - разные травки-муравки. Один для турчанки, которой надо было лишь откормиться. Другой - для гречанки, позволявший той успокоиться и смириться со своей судьбой. "Да, намучается он с этой бледной немочью... Хотя это его дело, мои деньги при мне будут", - думала женщина, затягивая шнурки мешочков.
- Идите за мной, - кивнула она рабыням, и те покорно как овечки на закланье вышли следом во двор. - Максуд, запомни: синий для черненькой, красный - для беленькой. Скажи хозяину, чтобы кормил хорошенько, но понемножку, а гречанку пусть держит в прохладной комнате - она к нашей жаре непривычная, болеть будет постоянно.
Выпроводив нубийца с рабынями и клятвенно заверив его, что к утру она сделает нужное снадобье и сама лично принесёт, Ксения вернулась к прерванному разговору:
- Так вот, что было-то... Среди ночи вспоминаю, что траву свою я сушиться положила на крыше и собрать её ещё утром надо было. Подхватываюсь в чём есть и бегу собирать. И вижу, с крыши-то, вдоль забора на той стороне арыка крадётся кто-то. Ну, думаю, вор, кому ещё ночью шляться?
Повитуха согласно закивала головой, ловя каждое слово.
- Бегу вниз, хватаю тыковку с джинном и назад. А он как раз к Нериман-ханым лезет! А её же защитить-то некому, вдову... Я и бросила джинна в арык, чтоб он вора схватил, значит... Джинн из тыковки выскочил, обрадовался, зашипел, заискрился... И побежали они по воде: джинн в одну сторону, а вор - в другую. Не знаю уж, кто там орал громче. Джинн ли на радостях, вор ли с перепугу... А поутру, ни свет, ни заря, прибегает Нериман-ханым. И вдруг оказывается, что это не вор был, а совсем даже наоборот - его там сильно ждали... Так неловко... Лишила Нериман-ханым шанса второй раз замуж выйти...
Назире-ханым уже даже не смеялась, глядя на притворно-сокрушённое лицо сарматки - она плакала, утирая глаза уголком платка.
- Вот ведь бессовестная... Ещё и позориться пришла! Поди у дверей стояла?
- Да я только на улицу сунулась, на базар хотела пойти, а она уже тут и уже вопит!
- Да, однако, на базар-то надо, - засобиралась повитуха, найдя отличный предлог уйти. - Пойдём, проводишь меня немножко, а там и на базар дойдёшь.
Ксения укрыла голову мантией, закрепила её обручем, чтобы гладкий шёлк не сползал с волос, и, прихватив дожидавшийся своего часа кошель, вместе с Назире-ханым вышла в душный проулок.

--->> Базар.

+1

4

--->> Заброшенный дом.

Ксения отворила скрипучую калитку, прошла во дворик и сказав своей спутнице "вот и пришли!", первым делом отправилась проведать мула. Ласково погладила бархатный храп, подлила тёплой воды - бедное животное, несмотря на тень в стойле, почти опустошило поилку. Мул не отпускал её, тыкаясь мордой в ладони и подставляя голову на предмет почесать между ушами.
- Да, ты хороший мальчик... - ворковала сарматка с животным. - Хороший мальчик, да... Идём в дом, там прохладнее!
Она обернулась к Дарине, смерила её взглядом, прикидывая размер. Вещей в сундуке было немало, всё-таки по меркам горожанки, травница была довольно обеспеченной особой, однако не всё можно было натянуть на Дарине. Почему-то в византийской сколе она Ксении как-то не представлялась. Точнее, представлялась странной, неестественной. Рыжая сарматка походила на византийку, а Дарине - нет. "Посмотрим галабеи... Под галабею можно и штаны оставить, и рукава там длиннее... Далматик в такую жару можно даже не доставать - она сварится в нём." На секунду мелькнула шальная мысль нарядить Дарине в свой родной наряд, и Ксения прыснула со смеху, представляя глаза стражников. "Нет, лучше в другой раз... Искандер меня до самого Константинополя гнать будет за такие шутки".
- С чего начнём? - спросила она у подруги. - Перекусим сперва или сразу вещички перетрясём?
Дом встретил её прохладой и тишиной, спокойной, даже сонной. Тыквочки были на месте: похоже, в её отсутствие вездесущие мальчишки не успели сюда пробраться...

+1

5

Девушка некоторое время следовала за Ксенией, затем стояла молча и не без улыбки смотрела на госпожу так усердно заботящуюся о своем любимце.
Хорошая женщина
Подумалось Дарине, после чего она слегка зевнула. Такая жаркая погода иногда клонила в сон, но когда Ксения вновь обратилась к Дарине девушка незамедлительно вслушалась в ее слова.
- С чего начнём? - спросила она у Дарине - Перекусим сперва или сразу вещички перетрясём?
-Я не голодная...я ем только по вечерам. От завтраков меня тошнота одолевает а в обеды я не голодна.
Дарине улыбнулась и продолжила.
-Лучше сразу покончить с одеждой. Не очень люблю выбирать наряды.
Дарине не была привередлива, но все же у нее было смутное представление об одежде, которую она хотела бы попробовать одеть.

Отредактировано Дарине (2011-05-02 22:27:39)

0

6

- Как скажешь, - усмехнулась сарматка, открывая тяжёлую крышку сундука. Она и сама давно сюда не заглядывала, из-под рук взвилась мелкая пыль и терпкий запах апельсинов: сушёные корочки женщина разложила между одеждой, чтобы отогнать моль. Ксения отмахнулась от облачка пыли, достала первое, что попалось под руку: - О! А я была уверена, что отдала её... Значит, одной вещицей больше.
Травница встряхнула бирюзово-жёлтую галабею, чихнула и положила платье на стоявшую рядом низкую лавку. И зарылась в закрома сундука уже основательно. Галабеи заполонили всю лавочку: однотонные, полосатые, расшитые золотой или серебряной нитью, с рукавами широкими и узкими, короткими и длинными. Шёлковые и шерстяные мантии полетели следом - приличная девушка из приличной семьи (а именно так и должна была выглядеть Дарине, чтобы их пустили за ворота дворца) ходит с покрытой головой. Да и представить её как родственницу или ученицу намного проще.
- Выбирай! - Ксения широким жестом обвела заваленную одеждой лавочку. - Сколы мерять не будем, ты в сколе будешь выглядеть неестественно... Вот галабея будет очень кстати. К тому же тебе не придётся всё с себя снимать, только канди.

0

7

Дарине улыбалась, наблюдая за сарматкой. Чувствовалось, что Ксения не очень олицетворяла разные наряды. Дарине мельком глаза посмотрела на разные цвета и удивленно перевела взгляд на сарматку.
- Выбирай! - Ксения широким жестом обвела заваленную одеждой лавочку. - Сколы мерять не будем, ты в сколе будешь выглядеть неестественно... Вот галабея будет очень кстати. К тому же тебе не придётся всё с себя снимать, только канди.
Дарине осторожно подошла ближе к сундуку. Девушку и впрямь заворожило количество цветов. Её привлекла синяя материя, почти такая же, как цвет ее глаз. Полы наряда были многослойными, или так просто ей показалось? Девушка вытянула одеяние из груды вещей и показала Ксении.
-В складках этого, ведь можно спрятать оружие?
Дарине привлекло количество цветов и безделушек этого наряда. Ей показалось довольно странным то, как все это могло подходить друг к другу. Одеяние было достаточно тяжелым, но это скорее всего было из за украшений на груди и бедрах.

0

8

Свежий ночной воздух обдал его лицо, приводя в порядок сознание и снося назад капюшон. Хаотичность в голове спадала, мысли вновь выстраивались в четкие ряды. Минутами ранее аль-Фарез занимался пленником,  привязывая его к коню, отчего пришлось разбирать веревки заново. Дело оказалось кропотливым, приходилось торопиться и не слишком уделять внимание удобству первого или второго.
Поводья животного, везущего такой ответственный груз, аль-Фарез прикрепил к луке своего седла. К себе же забрал Зумрада, с трудом водрузив его на место, и быстро поскакал, насколько приходилось возможным с таким караваном, к дому целительницы.

Дом этой загадочной странной женщины стоял в стороне от других, далеко от шумных районов. Последнее обнадеживало, в случае погони можно будет скрыться за чертою города. Бенэм не навещал травницу прежде, но слышал о ней и, как и многие ассасины, знал путь.

Добравшись до намеченной цели, он привязал коней в укрытом от случайных взглядов месте, скинул плащ и спустил Зумрада вниз, аккуратно положив его на плотную ткань. Быстро пройдя ко входу стоявшего неподалеку особняка, постучал кулаком о дверной косяк.

Отредактировано Бенэм аль-Фарез (2011-07-12 19:36:08)

0

9

День за примерками и раскопками в закромах ларей и сундуков пролетел лёгкой тенью облаков, и вот уже тёмная суфийская ночь нетерпеливо стучала в двери, напоминая о том, что пришло её время.
Сарматка обернулась на стук, сделала Дарине знак спрятаться и пошла к калитке. Поздние визиты для неё неожиданностью не были: именно с наступлением темноты и засылали к ней слуг и рабов постоянные покупатели. Женщина бесшумно приблизилась, наклонила голову, вслушиваясь. Лошади... Две или три... Две точно. "Кого это принесло верхом да одвуконь? Нешто до Страшного Суда запастись решили?"
Дверь мерзко, визгливо скрипнула, открываясь и открывая нежданного гостя. Лошадей Ксения, к удивлению своему, не увидела, хотя слышала отчётливо, как они нетерпеливо всхрапывают и звенят трензелями, мотая головой и отгоняя назойливых мух. "Значит, с лошадьми не ко мне... Наверное, к Мирхебу с добычей заглянули, а тут так совпало," - пришла к выводу сарматка, разглядывая мужчину.
- Входи, - коротко и тихо сказала она наконец, и посторонилась, шире распахивая калитку. Прогулка во дворец откладывалась, да и к Сахиру придётся идти попозже: она ничего не успела сделать для бледнокожей византийки, хотя обещалась. Женщина недовольно морщилась, пытаясь смириться с мыслью, что отсыпаться придётся в самую жару, днём, когда сон - не сон, а жаркая, влажная полудрёма.

Отредактировано Ксения (2011-07-12 23:22:45)

+2

10

Сдержав порыв схватить незнакомку за руку и увлечь за собой, Бенэм слегка поклонился, размышляя, как приступить к делу.  К счастью, женщина, не задавая лишних вопросов, сама пригласила войти. Вот так. Просто. Ассасин выдохнул, можно было не считать, что он здесь первый, травница даже не показалась удивленной его ночному визиту. И все же смелость ее ввела в некоторое оцепенение рослого мужчину. Несколько молчаливых секунд вглядываясь в еще молодое, но отчего-то навевающее мысли о суровом нраве, лицо, аль-Фарез, наконец, собрался со словами. Голос его был приглушенным, однако взволнованным.

- Нам необходима помощь. Прошу, пойдем со мной.

Он вывел женщину на тропинку, с которой вскоре они сошли к площадке за редким кустарником, где находились раненные. Никто не сменил своего положения, что было неудивительно, оба до сих пор оставались без чувств. Бенэм указал на лежавшего в его плаще Зумрада, тот был бледен. Долго объяснять, что произошло с аль-Хариджи, не имело смысла, кровь, сочившаяся через перевязки и одежду, красноречиво говорила сама за себя.
Бенэм посмотрел на принца. Выглядевший не менее бледным, к тому же связанным и водруженным на животное, он мог привлекать к себе внимание. Мужчина попытался прикрыть наследника его же дорожным плащом, который давеча был снят, чтобы не мешать веревкам, и снова кивнул на Зумрада.

- У него несколько ранений. Может, не слишком глубоких, но потеря крови значительная. А этот… второй. Это вор, - добавил ассасин и замолчал ненадолго, - он ведь жив?

Бенэм опасался отвлекать травницу дополнительными вопросами, но от жизни пленника могла зависеть его судьба, времени прошло не так много, у хабарата он точно дышал, сейчас рука ненароком потянулась к пульсу, теперь мужчина был осторожен.

+1

11

Над Зумрадом склонился Старец. Он улыбался, и улыбка его успокаивала, заверяла, что всё будет хорошо, что, когда это закончится, Зумрад станет настоящим… кем? Совсем не слышно было слов, хотя Зумрад видел движение губ, слабо чувствовал чужое дыхание и лёгкое прикосновение к шее. Словно Старец проверял, жив ли ещё мальчика, так долго пролежавший на холодном камне под стенами Крепости. Да, но всё это уже… было? Уже проходили эти мрачные дни, полные сырости темниц, палящего солнца во дворе, строгости, иногда чрезмерной, наставников, глупости и наказания за неё, страха от первого задания и безразличия на всех остальных, внезапно падавших сверху камней и едва не выпитых ядов… Всё уже было. Но тогда что сейчас? В этой темноте? Зумрад уже не видел Старца, не видел темнеющее небо, не чувствовал камней под собой… но остался холод. И ощущение падения. Зумрад падал стремительно, вот-вот он должен был удариться о землю. Но вместо этого на секунду потерял всё… а затем словно вынырнул на воздух из глубины. Мир обрушился на мужчину внезапно, грозя прибить получше любой земли.

Зумрад распахнул глаза и ничего не увидел. Вокруг снова было темно. Только вот волнам накатывала боль в груди, спине и боку. Ощущение падения никуда не делось, оно даже усилилось. Слабость и озноб прибивали к… земле? Да, Зумрад лежал на земле, а вокруг что-то начало проясняться. Недалеко от него – чья-то лошадь, совсем рядом – мужской голос. Точнее, над ним, но ассасин не различал пока что слова. В голове шумело. Отовсюду тянуло сыростью. Мужчина попробовал сесть, но даже двинуться не вышло. Аль-Хариджи напрягся, вспоминая произошедшее и моментально похолодел. Они были почти у цели. Последнее, что Зумрад помнил – принц, который падает от удара по голове. И всё, будто ассасин умер. Ни чувств, ни дыхания… а потом – видения. Аль-Хариджи закрыл на секунду глаза, повернул голову, снова открыл. Да, так было немного лучше. Теперь Зумрад видел две фигуры над собой. Одна принадлежала женщине. Вторая сразу показалась знакомой, а через секунду Зумрад вспомнил голос и узнал: Бенэм. Но что они тут забыли?.. Они все. Ассасина определённо беспокоила обстановка и отсутствие аль-Тахира. Может, он где-то рядом?

- Где мы? – с трудом прохрипел мужчина, обращаясь к коллеге, пересиливая боль и слабость.

+1

12

- Смотри-ка, ожил... - хмыкнула сарматка, присаживаясь рядом с раненым и оглядывая раны. Шёлковая мантия скрыла от стоявшего ассасина опаловое мерцание её глаз, а впечатление второго женщину не беспокоило: это можно списать и на бред, раны были серьёзными. - Надо было предупредить ещё в дверях, что его порезали, я бы прихватила с собой всё, что нужно...
Чуткие пальцы ощупывали края ран, травница вслушивалась в дыхание раненого, вглядывалась в его лицо. Тяжёлый случай, но не смертельный. Да и живучи они были на редкость, как кошки. Всё же тренировки давали преимущество не только в бою. Время поджимало: Ксения прекрасно понимала, что эту парочку уже ищут, по крайней мере начинают искать, и скоро стража забегает по узким улочкам, переворачивая каждый камушек и заглядывая в каждую щёлку. Украдкой она бросила взгляд на одну из лошадей, чей груз был до неприличия похож на связанного человека, но темнота мешала рассмотреть детали даже с её глазами.
"Как непочтительно..." - неизвестно к чему присвистнул в голове брат, цокая языком. Голос его звучал насмешливо, даже язвительно, однако до продолжения разговора он не снизошёл: сарматка вернулась к раненому, требовавшему срочной помощи.
- Ты в раю... - тихим напевным голоском проворковала Ксения в ответ на слова несостоявшегося покойника. - Не волнуйся, все твои земные заботы позади, и твоя вечность будет преисполнена радости и восторга.
Оставив ассасинов переваривать сказанное, Ксения быстрым шагом вернулась в дом. Привычка всё держать "на расстоянии вытянутой руки" имела свои преимущества: лекарем сарматка была, может, и не лучшим, но самым быстрым - точно. И сейчас ей потребовалось всего пара минут, чтобы найти узелок с иглами и сухожилиями, отвар для восстановления сил.
- Хотя всё зависит от расстояния... - бормотала она себе под нос, светлой тенью скользя вдоль стены к арыку, где её ждали ассасины.

+2

13

Бенэм наблюдал за женщиной, действия ее были размеренны и неторопливы, что в данный момент немного беспокоило ассасина. Но спокойствие, с которым та проделывала не самые обычные, на взгляд, вещи, не заставляло сомневаться в ее профессионализме. Мужчины оказались в руках целительницы, информация из крепости была правдивой, хотя прежде, к счастью, аль-Фарезу не доводилось ее проверять.

Зумрад открыл глаза. На удивление, это озадачило сильнее. Безусловно, тот факт, что мужчина жив, обрадовал Бенэма, но его возвращение означало и то, что скоро придется отвечать за свои поступки. Последнее не внушало энтузиазма ожидаемым предметом дискуссии.

Первый вопрос не заставил себя ждать. Бенэм невольно содрогнулся, звук голоса шероховато прошел по коже. С чего следовало начать? Двигался даи с трудом, поэтому помышлять о том, что он в силах достать один из метательных ножей или кинуть любой тяжелый предмет в голову собрату, не приходилось. Хотя, подобная мысль и могла прийти ему на ум. Не более. Однако, если прояснить расстановку сил, рассказать про череду событий, успевших произойти за последние несколько часов, в лоб аль-Фарезу мог раздаться куда более увесистый приказ о моментальном возвращении.

Бенэм сделал вид, что не расслышал слов раненного, тем более что за него очень удачно взялась травница, загораживая собой.

Что-то тихо наговаривая, она теперь ускорила процесс осмотра. Ассасин отошел чуть поодаль, изредка бросая взгляды на коней и ценный груз, покоившийся здесь же. Прикинув, судя по всему, какие требуются средства, травница вскоре направилась к дому. Бенэм уже подумывал окликнуть женщину или двинуться следом, рискованных ситуаций сегодня и так оказалось слишком много, как (не прошло и нескольких минут) таинственная незнакомка, оказывающая услугу без каких-либо вопросов, возникла вновь на подходе к арыку.   

- Мы в надежном месте. Но сколько оно будет оставаться таковым, сложно сказать, - помолвил, наконец, Бенэм, взглянув на аль-Хариджи.

Женщина вернулась, ассасин пристально вглядывался в темноту, ожидая вердикта сарматки.

+2

14

Касания незнакомой женщины, хоть и были профессиональны и осторожны, заставляли морщиться от боли. Разум ассасина прояснялся с каждой секундой. Он вспомнил всё до мелочей, и теперь старался не шевелиться, потому что и без этого ощущение мокрой от крови рубашки наконец добралось до него, да и холоднее стало. Шайтан, плохо… но и не такое бывало. Справится. Если раньше не помрёт.

- Ты в раю… Не волнуйся, все твои земные заботы позади, и твоя вечность будет преисполнена радости и восторга.

Зумрад едва не подскочил, когда услышал эти слова в ответ на свой вопрос. Какой рай? Где тут рай? Ассасин только и смог приподнять голову, чтобы снова опустить её уже через секунду. Темно и сыро, это точно не рай, да ещё и без гурий, отличная шутка… Внезапно влезшая в голову мысль о гуриях заставила слабо усмехнуться (ему-то они для чего?) и снова сморщиться. Как Зумрад, даи, уже около двух лет не имевший ничего серьёзнее царапин, умудрился так хорошо попасться? Видно, не настолько глупы принцы, как о них говаривали.

Но ответ женщины сбил с толку лишь на несколько мгновений. Да и удалилась она тут же. Можно было слышать, что совсем недалеко. Деловая и понимающая… Только вот…

Аль-Хариджи снова вернул всё своё внимание (на какое он вообще был способен) к Бенэму. Аль-Фарез до сих пор молчал, и что-то было в его фигуре, вырисовавшейся на фоне ночного неба… усталость? Недовольство?.. Осторожность?

- Мы в надежном месте. Но сколько оно будет оставаться таковым, сложно сказать.

Был бы Зумрад в силах и если бы точно знал, что Бенэм отчётливо видит его, задержал бы на нём взгляд, этим иногда довольно действенным средством располагая к дальнейшей беседе. Но смог только сжать пальцы, когда почувствовал новый накат.

- Нужно… уходить, - вышло довольно твёрдо, хоть и тихо. Ассасин хотел уйти отсюда и был уверен, что с помощью Бенэма сможет это сделать, как только лекарка закончит с первой помощью. Точнее, хотел быть уверенным. Да в конце концов… Сможет!

Наверняка они покинули Хабарат в спешке, Зумрад об этом ничего не знал. Аррана он так нигде и не увидел. Можно было подумать, что тот где-то лежит с более серьёзными ранами… но это вряд ли. Тем более… Принц падал, за ним стоял аль-Тахир. Другие спутники его высочества уже лежали на полу. Значит, жив даи, возможно, спешит в крепость с принцем.

Но такие радостные мысли тут же остались вдалеке, потому что Зумраду на глаза снова попалась лошадь.

- Это он? – слыша, как приближается к ассасинам лекарка, поспешил спросить аль-Хариджи у Бенэма. И ему совсем не хотелось слышать положительный ответ, потому что это означало провал. Или половину провала, который готовился стать полноценным провалом. Если они всё ещё в Суфе, конечно же. Ну не могла пропажа принца так долго не находить отклика, так что в любую минуту Зумрад ожидал стука в ворота и слов "Стража! Открывай!".

Аль-Хариджи неожиданно почувствовал прилив активности, будто кто-то заставил его выпить одно из зелий, что использовали иногда ассасины, если обессиливали, а задание ещё имело шанс быть выполненым. Боль притупилась или Зумрад просто успешно решил не обращать на неё внимания... Он локтями упёрся в землю, помогая себе сесть. Если поторопиться, то ещё можно всё сделать и даже выжить. А не выживет - и ладно. Не будет жалеть потом, что не попытался.

- Уходим, - решительно объявил Зумрад, превозмогая слабость. Не зря его так долго тренировали в Крепости.

Отредактировано Зумрад аль-Хариджи (2011-07-26 19:21:09)

+3

15

- Желаешь всё-таки попасть в свой рай? - ехидно поинтересовалась сарматка. - Травница - не лекарь, её помощь сугубо добровольна. Хочешь - поможет, не хочешь - помирай сам, твоя воля.
Ксения стояла рядом, ожидая ответа и оглядываясь, пока есть возможность. Чахлый анчар прикрывал их от любопытных взглядов с другой улицы, своя улица была пустынна - буквально каждый имел все основания вести себя тихо и неприметно, а уж совать нос в дела соседей считалось делом неприличным. Она перехватила взгляд ассасина и пожала плечами:
- Время есть, стражники тут свои, прикормленные. Предупредят, если облава... Тут каждому есть, что скрывать.
И всё же вслушивалась в ночь, наполненную тихих вкрадчивых звуков. Над домами висела настороженная тишина, словно жители - скупщики краденого, мошенники, держательницы притонов - чуяли неладное и затаились, растворились в ночи. Улица выжидала... Улица могла подождать, а вот не в меру ретивый до долга раненый - нет. А лишаться верного куска хлеба сарматке совсем не хотелось. Она-то видела, что мужчина не протянет и двухсот стадий, скачка убьёт его вернее, чем акинак. Покачав по обыкновению головой и ворча себе под нос про легкомысленность представителей сильного пола, Ксения присела возле раненого, ловко вдела тонкое сухожилие в иглу, рядом поставила тыковку с уксусом:
- Терпи, герой, сейчас будет немножко больно... - Она потянула ткань рубашки, безжалостно отрывая полосы и обнажая раны. Лоскуты протянула второму ассасину: - Рви на полосы, с ладонь шириной...
Обмакнув иглу в уксус, сарматка принялась ловко сшивать края раны, попутно ровным, спокойным голосом давая указания:
- Через пять дней швы надо снять. Они легко вынимаются, только нужен тонкий и очень острый нож. Вынуть обязательно, иначе раны загноятся, и тогда он - точно труп. Мочить раны нельзя, протирать чистой тканью, слегка влажной...

+3

16

Аль-Фарез молча кивал на все изречения Зумрада, однако с места не двинулся. Женщина подошла к ним как раз в тот момент, когда беспокойный ассасин приподнялся с земли, облокачиваясь на руки. Этот порыв уже  взволновал и Бенэма, опустившись к коллеге и уперев колено о пыльную почву рядом с разложенным плащом, он протянул руку к неповрежденному плечу мужчины, чтобы не позволить ему встать. Тот мог находиться в состоянии аффекта, что при серьезных травмах приводит к еще более плачевным результатам. Сложно объяснить научно, но аль-Фарез знал о таких случаях и пару раз наблюдал воочию. Однако, рассуждал Зумрад вполне трезво, должно быть, все же находился в своем уме, хотя отвага явно была отчаянной.

- Сейчас уйдем. Еще несколько мгновений, - не поднимаясь с места, произнес аль-Фарез, он был в готовности удержать даи или помочь ему подняться, в зависимости от обстоятельств.

Пока причин для тревоги не наблюдалось. Если бы сарматка отправила кого-то с донесением, ассасин бы непременно заметил, в тишине раздавались лишь едва различимые шаги самой женщины.
Бенэм задержался на месте, поравнявшись в травницей, когда она приблизилась к Зумраду, и внимательно посмотрел ей в глаза. Цвет их казался необычным, но, возможно, это была лишь игра светил.

- У нас нет денег, - промолвил мужчина.

Оторвав взгляд от Ксении, он посмотрел на связанного принца. Если немного потрясти царского отпрыска, возможно, хватит не только на исцеление ран телесных. Многие блага наверняка может позволить себе этот человек. Возможно, и сразу их оплатить. Сдержавшись от порыва, мужчина поднялся. Не в его компетенции обыск принца, да и стремления он имел иного характера.

Похоже, что травница ничего не ждала от своих двоих… троих ночных гостей. Взявшись за врачевание даи, она довольно быстро справилась с наложением швов.
Стараясь не смотреть на мучения Зумрада в момент каждого прохождения иглы сквозь его кожу, аль-Фарез вслушивался в спокойный голос сарматки, запоминая указания. Так он отвлекся, в какой-то момент поймав себя на мысли, что почти забыл о возможной погоне.
Задерживаться дольше было нельзя. Решение появиться в Нуире и либо быть наказанным, либо затаиться в стенах крепости до тех времен, пока не найдет всех ответов, приняло окончательные формы.

- Благодарю за оказанную помощь, - Бенэм склонил голову. – Хотел бы сказать, что буду рад увидеться снова, - едва заметно улыбнувшись, он задержал взгляд на скуластом лице сарматки, затем кивнул на полуживого Зумрада, - но обстоятельства нашей встречи вряд ли могут оказаться привлекательны. Хотя, дороги жизни неизвестны.

Дождавшись, когда женщина завершит все самое необходимое, он помог подняться ассасину на лошадь. Мыслей о том, что аль-Хариджи сможет сам держаться в седле, даже не возникало, поэтому, недолго думая, Бенэм запрыгнул следом и, снова выведя всю процессию, отправился в крепость.

>>> Нуир

Отредактировано Бенэм аль-Фарез (2011-07-27 20:21:55)

+3

17

Девушка слушала разговоры, как и приказала Ксения спрятавшись за большим сундук, не замечая, как слипаются ее глаза, и заснула. Воровка привыкла к жаре, но не привыкла к томной прохладе, где ее постоянно тянуло в сон. Она в полудреме слушала разговоры но не особо в них вникала, скорее так, как фоновая музыка, которая могла убаюкать не только старцев и детей, но и сильных крепкого телосложения воинов. Хотя слышно было не особо много Дарине все же могла уловить некоторые отрывки фраз. Возможно Ксения уже и позабыла о спящей за сундуком девушке.
Да..вот так всегда, и голод немного мучает.
Интересно, а когда я вновь увижу его.

Девушка инстинктивно, или даже рефлекторно провела по рукояти подаренного кинжала. Чуть зевнув она приоткрыла глаза, после чего вновь закрыла погружаясь в уже крепкий сон.

0

18

Сарматка задумчиво смотрела вслед уехавшим "гостям". Посещали её нечасто, но вслед за "посещениями" всегда начинался "содом с гоморрой" в виде повальных обысков. "Значит, скоро прибудет и стража... Интересно, по чью душу они приходили на сей раз, и кто смог оказать им достойное сопротивление? Раны-то серьёзные..." Ксения уже собралась было вернуться в дом, как мелькнувшая вдоль стены тень на противоположном берегу арыка привлекла её внимание.
- О, а вот и доблестная стража... - пробормотала женщина, отступая ближе к стене своего дома. - И разумеется, первым делом проверить благополучие нашей скромницы Нериман...
Тень за спиной сарматки ожила, шевельнула кожистыми крыльями с мягким шорохом.
- Крайне непочтительно...- повторил брат.
- Что "непочтительно"? Посещать по ночам благочестивую вдову?
- Нет... - голос демона был исполнен презрения. - Их было трое.
- Я видела двух. Поклажа на третьей лошади похожа на тело, но настолько хорошо я в темноте не вижу, - огрызнулась сарматка. - И какая мне разница, кого они там утащили?
Демон пакостно захихикал, растворяясь в тени и оставляя Ксению наблюдать за домом Нериман. Женщина глубоко вздохнула, пошарила в сумке и всё же смогла убедить себя, что ночной фейерверк - не лучший способ напомнить вдовушке о приличиях. В конце концов, личная жизнь Нериман - её личная жизнь. И желание строить из себя образец целомудрия - тоже её право...
И тут со стороны улицы донёсся стук в двери и мужской голос громко позвал сарматку по имени. "Кому не спится в ночь глухую?..." - Ксения выбралась на мостки, отряхнула подол сколы и пошла на голос. - "Вдовице, стражнику и... И мне... Бедная Дарине, и ей с этим шумом никакого покоя! Надеюсь, всё же он ненадолго."
- Я здесь, эфенди... - окликнула она стражника, колотившего в калитку так, словно за ним гнались все ночные демоны. - Чем могу помочь?
- Доброй ночи, ханум, - стражник поклонился, в меру почтительно, но не без достоинства. - Меня прислали за вами, нужна помощь раненому.
- Сезон у них, что ли? - проворчала женщина, проверяя содержимое сумки, но, перехватив недоуменный взгляд стражника, прикусила язык. - У меня всё с собой, идём...
- Он недалеко, возле дома работорговца Сахира, - мужчина торопливо зашагал по улице, то и дело оглядываясь, будто травница могла внезапно исчезнуть.
- Знаю его дом, - Ксения кивнула, в очередной раз понимая, что с заказом этого самого Сахира она к утру ну никак не успеет. Тем более, что дом работорговца был как раз не совсем недалеко.


--->> Лабиринт суфийских улиц

+2

19

Летний полдень - не лучшее время для дальней поездки, однако именно в полдень сарматка вывела со двора своего бесценного карабаира. Конь достался ей за просто так: один дурак отдал карабаира подковать, другой - подковал, в результате конь стал хромать и кусаться. И первый дурак "великодушно и щедро" расплатился с Ксенией - для хорошего человека, мол, не жалко. Ксения не стала артачиться и "скрепя сердце" приняла подарок. Дождалась, пока стихнут шаги за калиткой, исполнила вокруг удивлённой лошади безумный шаманский танец, а после сняла причинявшие неудобство коню подковы. Крепкие как камень копыта горских лошадей не нуждались в защите металла.
Вороной, как все карабаиры спокойный и покладистый, без всяких поводьев шёл следом за травницей, опустив голову. Сама травница почти забыла про лошадь, погрузившись в свои размышления. Охота... Предстояла охота на крупную, проворную и кровожадную дичь. И "дичь" эта с полудня и на три часа была более уязвима, чем в иное время. Но всё равно крайне опасна...
Её окликнули, и Ксения обернулась, узнав гортанный выговор земляка. Джавдед приветственно махнул рукой, поцокал языком, оглядывая коня - "якши... якши тхе..." -  и качая головой.
- Мир тебе, ханум! Дед прислал меня, сказал, что пригожусь. Он соследил врага, дорогу мне показал, я проведу.
- Мир тебе, Джавдед! Дорога это хорошо, да вот только тебе коней держать разве что: если враг учует коней, уйдёт, сменит логово... Да и тебя учует - тоже уйдёт. В тебе дедова кровь сильна.
Горец рассмеялся, сверкнул белыми длинными зубами - понял. И пошёл рядом, по пути рассказывая, как его дед, старый шаман-агызмал, выслеживал оборотня. Рассказывал по всем правилам кочевников: красочно, подробно, жестикулируя и дополняя слова мимикой.


--->>Городские ворота

__________________________
"якши... якши тхе..." (тюрк.) - "хорош, очень хорош"

Отредактировано Ксения (2012-02-11 01:52:56)

+1


Вы здесь » [ Персия ] » Дома горожан » Дом Ксении.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC