[ Персия ]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [ Персия ] » Покои придворных и слуг » Покои Джиуджи аль-Суфи


Покои Джиуджи аль-Суфи

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s001.radikal.ru/i195/1002/c7/33d6bde6b2b8.jpg

0

2

Коридоры и лестницы

  Джиуджи старательно отгонял воспоминание о мерцающем некой тайной взгляде девушки, который по-прежнему стоял перед его глазами. Черные зрачки-омуты казались вполне человеческими, но сливались с радужкой, а потому могли быть и вертикальными. Змея, скрутившаяся в кольца и положившая на них голову, - представилось ему — лежит и высматривает добычу. Все женщины таковы. Вне зависимости от возраста.
  Успокоив дыхание после стремительного бега, он сам зажег светильники. Скоро и как обычно внезапно стемнеет, а звать слуг он не хотел. Во-первых, из-за книги великого визиря, во-вторых, из-за беглянки. Он отложил свой драгоценный сверток на крышку обитого металлическими пластинами сундука. Изучить как следует книгу ему так и не удалось, только несколько страниц. Прикрыв его шелковой накидкой с золотым шитьем, Джиуджи обратился, наконец, к девушке. Теперь он мог ее рассмотреть внимательнее.
  - Как мне называть тебя, прелестное дитя? - он постарался сделать вид, что забыл об обещанной награде. Невинное дитя такого бы не пообещало.
  Цепкий взгляд придворного облапал тоненькую фигурку, еще почти лишенную женственных форм. Наложница была гибкой тростинкой. Отмой ее от румян и сурьмы и наряди в мужскую рубаху и штаны - не отличишь от мальчишки. Джиуджи мысленно так и сделал. Смущала лишь длинная коса. Хотя, его волосы в свое время были не менее роскошными, и шуток от ан-Нури он наслушался достаточно. Если забрать и спрятать под чалмой, то вполне сойдет за тонкошеего подростка.
  Взгляд упал на руки, которые прижимали к груди расшитые востроносые туфли. Но заинтересовался Джиуджи отнюдь не обувью. Он наконец-то смог рассмотреть руки девушки, и то, что он увидел, ему не понравилось. Из какого бы сада не был сорван этот цветок, в гареме он совсем недавно. Мозоли еще не сошли, потрескавшаяся от работы кожа не разгладилась. Значит, в опочивальне царя еще не бывала. Девушка-дичок хотела на самом деле сбежать. И в интересах Джиуджи было ей помочь. Иначе... Иного выхода и нет с тех пор, как вступил в коридоре на неверный путь укрывательства беглянки. Но придворный сдержал эту мысль, давая ей время оформиться в пышную двусмысленную фразу. Решение общей проблемы пришло к нему совершенно сумасбродное.
  - Если тебя увидят здесь слуги, то беды не миновать нам обоим. Если тебя увидят здесь, мне отрубят голову, - он опустил взгляд на ступни девушки, которые были несколько больше, чем оно рассчитывал увидеть. - Думаю, не стоит объяснять почему. Но ты, я вижу, отчаянная девушка. - немного лести никогда не помешает, - Садись и выслушай меня.
  Джиуджи подвел девушку к мягкому ложу и усадил ее.
  - Ты хотела сбежать? - мужчина погладил дорогой наряд невольницы, - Только ты глубоко ошибаешься, полагая, что тебе бы это удалось. Но, - он бросил пристальный взгляд на книгу. - Мне нужно отлучиться. Ненадолго. Если ты мне доверяешь, другого выбора у тебя все равно нет, то тихо посидишь в моих покоях и подождешь, - привычка распоряжаться успела войти в его сущность. - Я дам тебе мужскую одежду, и ты переоденешься. Женщинам в этом дворце место на женской половине. 
  Джиуджи раскрыл второй сундук, в котором хранилась одежда. Белая исподняя рубашка, и вторая — верхняя, красная, золотым шитьем по рукавам, штаны. Все для девушки слишком велико, но широкий кушак вполне может исправить это. Главное — толково подпоясаться. Придворный свалил всю одежду рядом с девушкой.
  - Переоденься, пока я хожу. И еще... я тебе доверяю. Хотя и вижу первый раз в жизни, - Джиуджи пристально посмотрел ей  в глаза и вышел, забрав драгоценный сверток.

Библиотека

0

3

Библиотека

  Джиуджи торопился и понимал, что поступил совершенно безрассудно. Похоже я из тех мужчин, которых может свести с ума не женская красота, а пыль на книжном переплете. Расставшись с драгоценностью, которую носил также трепетно, что позавидовала бы и устыдилась своей легкомысленности женщина, носящая под сердцем ребенка, придворный понял, насколько его спешка оправдана. В его покои перед начинающимся праздником мог зайти кто угодно. Хоть слуги, хоть сами принцы или визирь, который мог случайно возжелать его немедленных успехов в деле разгадывания шифра… И чтобы они там увидели, царскую наложницу… Нет, кто бы поверил, что вечно одинокий Джиуджи притащит во дворец женщину. И какую-то девочку, а не знойную красавицу, при одном томном взгляде которой высыхают корни у пальм.
  Джиуджи влетел в свои комнаты, забежал в ту, где оставил беглянку и замер. Девушки не было. Он обвел взглядом комнату, не желая верить в то, что эта глупая курица… ладно, покуда просто цыпленок, не послушалась и сбежала. И сама пропадет и меня подставит… - он огорченно опустил голову и увидел на полу те расшитые туфли, что мяла в своих мозолистых ручках наложница. Перевел взгляд на сундук, на свое ложе, куда бросил предназначенную для переодевания одежду и увидел среди тряпок тоненькую ручку, затем толстую косу. Девушка безмятежно спала, завернувшись, словно куколка будущей бабочки в многослойное полотно одежд.
  Совсем ребенок, улыбнулся Джиуджи, еще задумала побег устроить, а сама с ног валилась от усталости и страха… и голода? Он рассмотрел внимательно поднос на столике, предусмотрительно оставленный слугой. Любимая хурма, от которой остались оранжевые шкурки и… пустой кувшинчик, где находился его сонный настой. Его состава Джиуджи не знал, не интересовался, главное, он позволял ему крепко спать, защищая от бессонницы и от кошмарных снов. Очевидно, не унюхав ничего подозрительного, девица выпила его как обычную воду.
  Как же я не догадался предложить ей поесть, засыпал несчастную своим тряпьем. Кстати, о тряпье… Мне нужно переодеться и идти в Парадный зал. Лучше оказаться там первым, чтобы не сокрушаться, что пропустил тот камешек, чья судьба вызовет горный обвал.
  Джиуджи развязал пояс, сбросил с плеч красный кафтан, рубаху и направился в комнату для омовения, а по пути поправил подушки, среди которых лежала беглянка.

  Через полчаса придворный звездочет Джиуджи аль-Суфи покинул свои покои, еще раз убедившись, что девушка крепко спит.

Парадный зал

0

4

Купальня

  Происходящее с ним Джиуджи аль-Суфи никогда не считал итогом вмешательства высших сил. Он до последних дней просто послушно плыл по течению, прислушиваясь к тому, что говорила ему вода жизни. Чувствовал, где искать источники чистой воды, где опасные камни, но недавно он утратил свое обычное спокойствие и умиротворенность. Госпожа Машхади вылечила его сердце и душу от груза любви к умершему, но освободившееся место Эгоистично требовало наполнения.
  - Наверное, я схожу с ума, - Джиуджи приложил ладонь к горячему лбу. Когда он говорил со слугой, увещевал его не метаться без толку, а принять все - что именно и понятия не имел - как есть, придворный обращался прежде всего к самому себе. Второй шанс, который ему давала судьба, он сегодня упустил. Вернее, даже не сделал попытки ухватиться за него и не потому, что боялся, что это разгневает благоволящие к нему звезды, а потому, что просто боялся. Боялся последствий своих слов, своих поступков. Джиуджи не мог сказать, что те были обдуманными. Он запрещал думать о том, к чему стремилось его жадное большое сердце, не терпящее пустоты.
  А девушки, что вчера свалилась с ног от усталости, страха и настойки мелиссы в его покоях, больше не было. Придворный звездочет выспросил слугу, куда она подевалась, но тот ничего не знал. Джиуджи внимательно посмотрел на полупустой кувшин, раздумывая, не приказать ли сделать ему такого же зелья, чтобы свалило с ног и не позволило ему больше ни о чем думать. Утром после большого праздника во дворце он никому не должен был потребоваться.

+1

5

Наверное, солнце уже было высоко, когда Джиуджи аль-Суфи открыл глаза. Сам не заметив как, он уснул на своем холодном ложе прямо в праздничном наряде. Окно было плотно завешено, а источником света была тусклая лампа. За пределами дворца, судя по его ощущению, был уже давно день. Чтобы убедиться в этом придворный не сделал ни одной попытки. Немного покалывало в правом виске. Так всегда бывало, когда он ложился отдыхать в неурочное время или не спал вовсе, как получилось в минувшую ночь.
  Некоторое время он рассматривал складки балдахина, мозаику вдоль стен. Разглядывание переплетения оттенков синего всегда приводило его в душевное равновесие. Наконец, он решил подниматься. Несколько часов сна - подачка усталому телу - его взбодрили. Теперь он ммог приступать к своим обязанностям. Его ожидала неизученная книга, полученная от великого визиря. Тот покинул дворец без всяких объяснений, а потому Джиуджи ощущал, что теперь он обязан присматривать за этой древней рукописью. Она несла в себе что-то страшное и манящее одновременно. Мужчина некоторое время размышлял над тем. что же за странное чувство им овладело при воспоминании об этой книге, а потом понял, больше всего он сейчас похож  на истосковавшегося в разлуке любовника. Джиуджи горько усмехнулся, понимая, на истину пенять бесполезно. Уж какова есть.
  Переоблачившись в свой обычный черный кафтан, разумеется, обычный лишь по меркам принятых во дворце нарядов, Джиуджи аль-Суфи позволил слуге поправить белую чалму на его голове.

0

6

Разгуливать по дворцу в поисках своих людей резона не было, принц не сомневался, что вчера они, как и следовало, на славу повеселились, то есть сейчас, несомненно, видят десятый сон. Хорошо еще, если в своих постелях. Что-то подсказывало: если побродить по разным частям дворца, наткнуться на кого-либо из спящих не составит труда. Однако будить – толку мало. Это в планы принца и не входило.
Не теряя ни минуты, он направился в комнату местного ученого, которого хоть временами и называл занудой, но в талантах его, как явных, так и скрытых, не сомневался. Чопорно-степенный при отце, на деле же этот звездочет был тем еще пройдохой. По крайней мере, люди Парвиза не раз доносили, что видели его в городе, в самых необычных для человека такого ранга местах…
Мужчина негромко постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел в покои придворного. На что он рассчитывал? Будучи изначально уверенным, что Джиуджи либо тихо ушел с праздника и уже выспался, либо вовсе решил не ложиться, сейчас Парвиз надеялся, что ученый хотя бы одет.
- Прекрасный день, да озарят лучи его и эти покои, - промолвил принц.
К счастью, ученый действительно бодрствовал и уже даже успел сменить костюм. Парвиз прогулялся по комнате, следовало переходить к делу, сегодня он не был настроен на витиеватые речи. Кажется, расположение духа придворного тоже было далеко от философского.
- Джиуджи, ты ведь часто бываешь в городе,  - начал принц. – Я же не могу выехать с тех самых пор, как вернулся. Впрочем, я слышал про одного человека. Говорят, у него есть необычайный товар, превосходящий по качеству все виданное персами доселе. Вечерами он устраивает забавы для щедрых гостей. И еще… Умеет удивить кого угодно. Это правда?
Принц внимательно посмотрел на придворного. Здесь было больше света, чем в коридорах, тело отчетливее ощутило бессонную ночь. Мужчина опустился на край софы, приглашая ученого сесть неподалеку.
- Я бы хотел увидеть все это своими глазами. Сможешь организовать? – Парвиз улыбнулся и чуть прищурился. - Отец спит, звезды не убегут от тебя. Доставь удовольствие своему принцу.
Еще одна фигура всплыла в сознании молодого мужчины - светловолосый музыкант с праздника. Пожалуй, его непринужденное поведение было бы сегодня к месту, заодно и повод узнать этого византийца получше. 
- Джиуджи, - вновь обратился принц, веки становились тяжелыми, мягкость подушек, окруживших его со всех сторон, манила оставить сопротивление, - помнишь Фэниса? Ты должен его знать, он часто развлекает своим пением отца и братьев. Думаю, он будет нам хорошей компанией. Если, конечно, умеет ездить верхом.
Язык начинал заплетаться, но слабая улыбка еще играла на губах, и вскоре, совсем озадачив придворного ученого, Парвиз мирно задремал среди подушек, свитков и исписанных пергаментов.

+2

7

Появление принца оказалось неожиданным. Собиравшийся покинуть свои покои звездочет сразу же выкинул из головы собственные планы. То, что к нему пожаловал, впервые после возвращения из похода, второй наследный принц, могло значить лишь то, что ему, разгоряченному ночным весельем и вином, потребовались его услуги. «Неужели Парвиз внезапно захотел  узнать свое будущее? Конечно же, ведь пример отца-молодожена на него подействовал», -  Джиуджи аль-Суфи знал насколько принц порывист в своих желаниях, а также, что его слова обычно не расходятся с делом. Поэтому, покорно склонив голову, он внимал речи молодого человека.
  - ...я слышал про одного человека. Говорят, у него есть необычайный товар, превосходящий по качеству все виданное персами доселе. Вечерами он устраивает забавы для щедрых гостей... Я бы хотел увидеть все это своими глазами. Сможешь организовать?..
  «О чем он говорит? - после неурочного сна голова соображала плохо. - Какой товар?.. Он мало трофеев привез?.."
   - Доставь удовольствие своему принцу.
  Послушно усевшись неподалеку от принца Джиуджи уловил тонкий аромат благовоний. К теплой масляной основе сандала примешивались цветочные нотки. Этот аромат был явно от женщины. «Ах, вот, что за удовольствие», - он наконец сообразил, о чем идет речь. О товаре Сахира Ахуджи в Суфе действительно ходили легенды. Говорили всякое о красоте рабынь и о жестокости их хозяина. Сам Джиуджи аль-Суфи сторонился работорговца, остерегаясь выговора от старшей жены. Гарем, доставшийся ему от ан-Нури, жил по своим законам и очень трепетно относился к своему составу. Мыслей о пополнении его старшая жена даже не допускала.
  Наблюдая за тем, как принц Парвиз вольготно расположился на его ложе, придворный звездочет невольно улыбнулся. Старший брат сейчас напомнил ему младшего. Принц Камал тоже чувствовал себя в любом месте дворца, как в своих собственных. Правда, засни тот на его ложе, скандала бы было не избежать.
  - Джиуджи, помнишь Фэниса? Ты должен его знать, он часто развлекает своим пением отца и братьев. Думаю, он будет нам хорошей компанией. Если, конечно, умеет ездить верхом.
  - Конечно же, я его знаю, ваше высочество. Не сомневайтесь, ради того, чтобы оказаться рядом  вами, Фэнис освоит верховую езду за полчаса... Все ваши желания будут исполнены.
  Звездочет отвесил глубокий поклон, а когда распрямился, оказалось, что принц уже спит, нежно обнимая подвернувшийся ему продолговатый пуф.
  - Все будет исполнено, - Джиуджи повторил слова, но уже сквозь зубы, пытаясь аккуратно извлечь из-под спящего хоть что-то из своих свитков и пергаментов. Он такой царственной привычки не имел. Спасенные бумаги Джиуджи уложил в сундук. Разгладив один из чистых пергаментных листов, вытащенных из-под принца, придворный набросал записки, сначала для работорговца, затем для музыканта. Подождав, пока чернила впитаются и подсохнут, он сложил драгоценные письма. Жаль было использовать для этого практически новый пергамент, но желание принца — закон. Без слов, подманив слугу, который во время беседы с принцем Парвизом находился в глубине покоев, Джиуджи передал ему письмо с приглашением составить компанию принцу во время вечерней поездки в город для придворного музыканта. Сам же Джиуджи аль-Суфи отправился в город.

Рыночная площадь

+2

8

Отправленный Джиуджи аль-Суфи слуга прошел в покои звездочета и сразу наткнулся на высокого полноватого мужчину, который сидел на низеньком диванчике, скрестив ноги. Вокруг него плавал дым от курильницы.
- Я Хасафа, слуга отворяющего звездные уста, - представился тот и принял записку.
- Подожди, - прочитав ее, слуга звездочета отправился внутрь покоев. Всю жизнь проведшему рядом с бывшим долгие годы в почете у царя Персии Олмэзда ан-Нури Хасафе не потребовалось много времени, чтобы отдать распоряжения слугам принца, дежурившим в покоях придворного в ожидании, когда их господин покинет объятья сна, и ему потребуется их помощь. Неторопливо, но с достоинством, которое приобретают и простолюдины, проведя всю жизнь рядом с сильными мира сего, он сообщил, что отдых принца оказался совсем кратким, но у него готово все, что потребуется, чтобы взбодрить молодое тело после сна. Слугам принца потребуется лишь принести снаряжение. Суфа — прекрасный город, но она как женщина, красивая располагающая внешность ее легко уживалась с привычным для востока коварством. Без оружия ни один здравомыслящий человек дворца не покидал, в особенности, если думал вернуться живым и вместе с кошельком.
Оставив слуг его высочества за хлопотами и сборами своего господина, Хасафа быстро собрал затребованные Джиуджи аль-Суфи вещи, а после недолгого раздумья приложил к ним помимо письменных принадлежностей еще и саблю, привезенную из Хорезма. Хотя мастерами оценивалась она высоко,  обычному человеку могла показаться заурядной саблей степняка. Все это вместе с покрывалом для неведомо откуда взявшейся во дворце не на женской половине дамы было отослано в покои придворного музыканта.

0

9

Очнувшись ото сна и обнаружив, что вездесущие слуги нагнали его и здесь, Парвиз нахмурился. Собираясь оставить свой отъезд в тайне, мужчина не был намерен попадаться на глаза кому бы то ни было, впрочем, сохранить инкогнито во дворце – задача почти невероятная. Махнув на все рукой и подав слугам знак, что они могут помочь ему переодеться прямо на месте, Парвиз поднялся. Облачение не заняло много времени. Вскоре его наряд был завершен. Свежая рубаха, поверх которой красовался жилет, неброский, темного цвета, кафтан – всё оказалось на своих местах. Кожаные брюки и легкие сапоги дополнили туалет. Также принц попросил дорожный плащ, заявив, что собирается на прогулку, но настоятельно заверив, что сопровождающие ему не нужны.
От выехавшего вперед Джиуджи не поступало больше никаких вестей, по сути это могло значить лишь одно: все идет должным образом, не отклоняясь от желаний принца. Со слов появившегося в покоях человека Парвиз знал лишь то, где ожидает его придворный звездочет. Наверное, музыкант был там же.
Странное место для переговоров, хотя, в хабарате их точно не застанут ни слуги, ни господа. По правде говоря, Парвиз коротал иногда время с друзьями по местам с более дурной славой, но за звездочетом подобного не ведал, возможно, придворный не был так уж далек от земных утех, как казалось. А может, принц просто мало его замечал прежде.
- Пусть звезды красивы, но свет их холоден и далек, - тихо произнес Парвиз, быстрым легким шагом спускаясь во двор.
Спрятав акинак и взяв свой меч, без верного спутника он не трогался в путь, принц оседлал коня и выехал за ворота. Сна не было ни в одном глазу, короткой передышки хватило, чтобы восстановить силы, наверное, в покоях звездочета и правда царила особая атмосфера.

---> Хабарат

+1

10

Из библиотеки

Дворцовые покои для Джиуджи стали в Суфе самым уютным и спокойным местом. Туда не могла проникнуть ни одна из его настойчивых жен. А царь... Повсюду в Персидском царстве он находился под властью Салара. Кроме того, он не совершил ничего, чтобы бояться его гнева. До прошлой недели, когда позволил неизвестным похитить его возлюбленного сына. За это Джиуджи был готов понести наказание. Но прежде чем броситься в ноги царю и покаяться в преступлении, он хотел попробовать исправить его. Книга визиря могла ему в этом помочь.
«Небесные светила холодны, а расчеты скучны... Зачем мне обманывать самого себя? Побывав на пороге смерти, разве я могу продолжать свою прежнюю жизнь, полную тоски и неуверенности в каждом следующем шаге? Мне нужно оставить эту должность и начать все сначала», - решил Джиуджи. Но был человек, с которым ему хотелось посоветоваться больше всего — его преданный слуга Хасафа.
«Три мага-звездочета побывали в Иудейском царстве и поклонились указанному звездой новорожденному царю, которого не признали ни простые люди, ни сильные мира. Они не побоялись гнева земных властителей.
А если бы я увидел ту движущуюся звезду, то как бы поступил? Седлал верблюда и отправился на край света за нею? В страну варваров, через пустоши, где высшая власть — воля разбойников?
» - так размышлял Джиуджи, гладя грубый переплет книги, сквозь нежную ткань.

+1

11

Мысли всегда уводили его дальше, чем было бы по силе любому из искусных проводников, что встречались на пути в его прежней кочевой жизни. Вот и сейчас, задумавшись над волхвами и теребя корешок доставшейся от визиря книги, он вернулся на годы назад, когда его наставник был еще жив и бодр. Ему даже показалось, что он ощущает его запах, сдобренный печеным яблоком, что сейчас до его слуха донесутся шаги, что занавеска распахнется и перед ним предстанет, как ни в чем не бывало, сам ан-Нури. Шаги и впрямь раздались, шторки раздвинулись, но перед побледневшим Джиуджи появился Хасафа.
  - Господин, вы плохо себя чувствуете? Управляющий ничего не отвечал на мои записки о вашем здоровье. Я от слуг узнал, что вы умираете... - забеспокоился евнух и бросился к нему.
  - Нет, я не умираю, - Джиуджи попробовал отмахнуться, но перебинтованные руки и грудь сковали движения.
  Хасафа внимательно и строго посмотрел на него как на нашкодившего мальчишку. Придворный звездочет вздохнул и разоблачился, чтобы продемонстрировать раны. Затем евнух помог ему привести одежду в порядок, чтобы никто во дворце не догадался о произошедшем неделю назад.
  - Когда я был с друзьями в хабарате, на нас напали неизвестные. Кажется, я после нападения говорил с Джэхэнджиром... Но во дворце об этом не должны знать. Надеюсь, ты за время моего отсутствия уже распустил слухи о бурной семейной жизни в Аль-Зумрунди?
  - О том, что младшая жена выкинула ключи от дверей в колодец из окна спальни, лишь бы не выпускать вас, господин, оттуда? Да, господин, разумеется. Той ночью господин начальник дворцовой стражи уже вызывал меня, - без тени улыбки ответил евнух и отвлекся на громкий шепот из соседней комнаты, -  Простите, господин.
  Мгновением позже, он появился снова и обеспокоенно передал:
  - Вас желает видеть царица, - и уточнил, - Госпожа Азар. Она прислала служанку. Я могу сопроводить вас, господин? Или послать хотя бы Али?
  - Сделай, как считаешь... - Джиуджи даже не вслушался в заданный вопрос. Ему сразу же пришли на ум тысячи других вопросов, какие может задать мать Парвиза и на которые он не знает, как отвечать. - Принц вернулся или нет? - прошептал он.
  - Тот, который ночевал здесь? Нет, его никто не видел, по моим сведениям он не возвращался. И хранит вас Священный огонь.

В покои старшей царицы

+1


Вы здесь » [ Персия ] » Покои придворных и слуг » Покои Джиуджи аль-Суфи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC