[ Персия ]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [ Персия ] » Покои царя и господ » Покои царя


Покои царя

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

...

0

2

Аль-Хаким Салар Абу-л-Фарид ибн Мансур, Царь Персии, поднялся с горячего ложа не так давно. Солнце уже освещало его страну. Царь чувствовал бодрость во всем теле. Несколько мгновений он любовался на спящую молодую супругу, утомленную его утренней страстью, затем опустил кисейный полог, скрывший очертания женского тела от посторонних взглядов и сделал знак евнухам, что и сегодня царица останется с ним на весь день.
После свадьбы Салар все еще не мог расстаться с ней и отпустить на женскую половину дворца. Вместо этого свет в покоях, которые он отвел для себя и супруги, был всегда приглушен, дабы не отвлекать Владыку Персии. Салар просунул руки в широкие рукава поднесенного слугой халата. Тот быстро и ловко перетянул его стан расшитым поясом. Тем временем другой слуга аккуратно промокнул лицо повелителя пропитанной особым составом тканью. Третий уже нанизывал на пальцы перстни и защелкивал на предплечье правой руки тяжелый золотой браслет.
Каждый день царь Персии как минимум несколько часов посвящал государственным делам. Вот и сегодня, поднявшись с брачного ложа, он отправился в другие покои, выполняющие функции кабинета. Там его уже ожидали начальник царской канцелярии, секретарь и двое писцов. Прочитав приготовленные секретарями бумаги, он подписал несколько указов, о которых накануне говорил с Али-мирзой. Затем разрешил всем удалиться.
Более часа Салар уделил чтению донесений, что присылались для него со всех частей огромной империи, а также его соглядатаями в самой столице.
Сложив донесения в шкатулку, царь позвонил в колокольчик. Из ниши в стене бесшумно появился один из слуг-евнухов.
- Я помню, что на свадебном пире был Эмилиан Амандин, который называет себя Фэнисом, - Салар с легкостью извлек из памяти иноземное имя. - Он же поэт и музыкант, пусть снова отвлечет меня от дел.
Царь покинул кабинет и отправился в комнату для отдыха, куда уже принесли цветы и фрукты. Среди подушек были расставлены музыкальные инструменты, на подставках лежали книги в дорогих переплетах. По залу прогуливалась пара павлинов, за которыми неслышно ходил темнокожий мальчик в белой рубахе. Здесь было очень светло и свежо из-за фонтана в стене.

+1

3

Утренний свет ударил в лицо молодой царицы. Она потянулась и медленно, не спеша повернулась на спину. Ощущение неги, приятной лёгкости во всём теле не покидало Нилуфер. Она не желала покидать объятия сна. Царица открыла глаза и увидела своего супруга, стоявшего неподалёку. Необычное чувство вновь захлестнуло девушку. В её памяти мгновенно пронеслись подробности прошлой ночи, и кровь прилила к её лицу.
Нилуфер в такие моменты чувствовала себя безумно влюблённой в своего мужа, ей хотелось, чтобы блаженство длилось вечно, и не было бы ничего, кроме их любви. Она жаждала продолжения этой ночи. Однако сны постепенно исчезали, уступая место реальности.
Нилуфер понимала, что её положение царицы и связанные с ним обязанности слишком значительны, чтобы пренебрегать ими по собственному желанию. Кроме того, её положение пока не настолько прочно, чтобы она могла позволить себе проявление какой-либо, пусть даже такой маленькой женской слабости. От неё требовалось многое в силу её положения, и она отчётливо ощущала, что придворные присматриваются к ней, как к новому лицу при дворе. Только наедине с супругом она чувствовала себя свободной от внутреннего напряжения, которое не покидало её под пристальными взглядами царедворцев, словно стремившихся проникнуть в её душу или прочести её мысли. Поэтому так важна для неё любовь мужа!
Молодая царица несколько мгновений наблюдала за одеванием царя, а затем обратилась к супругу ласковым голосом
- Мой повелитель, Вас вновь зовут государственные дела! Если бы вы знали, как мне хотелось стать одним из Ваших перстней, чтобы не разлучаться с Вами ни на мгновение! - Нилуфер смотрела на мужа с каким-то обожанием, словно он был идолом, но он вызывал уважение и дарил ей счастье, поэтому таое поведение легко объяснялось.

+3

4

Журчание фонтана в стене напомнило Царю Персии милый щебет, которым его провожала молодая жена: "Если бы вы знали, как мне хотелось стать одним из Ваших перстней, чтобы не разлучаться с Вами ни на мгновение!" Он тогда выбрал из своих перстней один, с сапфиром, прозрачным, словно утреннее небо, и показал его Нилуфер. "Пусть этот перстень станет тобой, когда я не смогу видеть тебя во плоти. Ты — лучшая драгоценность в моей сокровищнице", - сказал он и поцеловал отшлифованную поверхность голубого камня. Приятнее было бы коснуться горячих губ женщины, но тогда ему требовалось сосредоточиться на делах. Царю было приятно снова ощущать себя влюбленным, но многолетний опыт правителя отодвигал молодую жену и сладкие минуты наедине с ней на задний план.
Отослав секретарей и писарей и пригласив музыкантов, Царь Салар вспомнил об оставленной в сумраке опочивальни жене. Ей нужно осваиваться во дворце, пусть же начинает с его покоев. Она уже  видела блеск царского дворца во время свадебного пира.
- Позови ко мне Царицу Персии, - приказал Царь слуге, машинально касаясь холодного камня. - Пусть ее оденут, как подобает царице.
Салар подумал о том, что приглашенный византийский музыкант сможет развлечь их, и стал ждать появления молодой жены.

+1

5

Нилуфер сидела, наслаждаясь полумраком спальни, пока её любимые служанки Зулейка и Рошни помогали ей одеться и привести в порядок длинные непослушные волосы. Атмосфера была умиротворяющей и располагающей к созерцанию, покою и неге. Казалось, будто весь дворец спит или, по крайней мере, пребывает в лёгкой дрёме, хотя она понимала, что это не так, и жизнь бурлит даже в самом отдалённом помещении, наполняя суетой дворец, чем делает его похожим на улей. Она вспоминала последний разговор с супругом, и от этих воспоминаний сердце наполнялось теплом.
Лёгкий шум вывел девушку из столь блаженного состояния. Царский слуга передал повеление правителя Персии.
- Повелитель Персии желает видеть Царицу и повелевает передать ей, чтобы она присоединилась к нему в комнате для отдыха.
Нилуфер не выходила из глубины комнаты, приказав служанке выслушать царского посланца, она не желала, чтобы её вдруг увидели во время одевания. Впрочем, она прекрасно всё слышала. Счастливая улыбка осветила лицо молодой Царицы.
- Зулейка, Рошни, быстрее! Готовьте мой лучший наряд и украшения!
Пока Зулейка помогала ей надеть парадное одеяние царицы, одно из лучших, что были у Нилуфер, расшитое золотой вышивкой и мелкими камнями, Рошни занималась волосами царицы, расчёсывая их и вплетая в них золотые шнуры. Вскоре всё было готово. Девушка надела золотые браслеты и направилась в комнату для отдыха, где её ожидал Царь. Она украдкой бросала взгляд на великолепие отделки дворца, не позволяя ему надолго задержаться на чём-либо, чтобы не заставлять долго ждать своего мужа.
Царица вошла в комнату и сразу ощутила прохладу и свежесть, создаваемую фонтаном, который ласкал взор, а нежные струи воды - слух. Царь сидел в окружении небольших подушек. Девушка подошла к нему и почтительным тоном произнесла
- Вы желали видеть меня, мой повелитель?

Отредактировано Нилуфер (2011-12-15 16:35:41)

+3

6

» Покои придворных и слуг » Покои Фэниса

Проходя по длинным коридорам дворца, где мраморные колонны  устремлялись ввысь а свет изливался непрерывным потоком, придворный музыкант заметно торопился, так что при каждом шаге позвякивали многочисленные тонкие браслеты на руках.   
Эмиль словно теплый южный ветер влетел в залу где отдыхал Владыка. За светловолосым юношей тянулся шлейф легко улавливаемого аромата жасмина и апельсинов. Оказавшись пред очами его величества Салара, Фэнис поклонился выражая свое почтение. Голос блондина зазвучал как звонкий горный родник.
- Приветствую Вас, о Владыка... И Вас царица, права же, красота Ваша словно нежная роза, а блеск глаз подобен утренней росе.
Улыбаясь юноша без зазрения совести разглядывал новую жену Салара. Во время пира такой возможности он не имел, собственно как все остальные. Теперь же византиец мог детально рассмотреть новую "побрякушку" в "шкатулке" Владыки.  Отмечая про себя детали, что бы не спутать девушку, когда она окажется на женской половине, но во взгляде певчего не было той страсти или интереса кои испытывают мужчины к обворожительным пери. Все что читалось в светлых глазах музыканта: простое, по детски наивное любопытство.
По обыкновению Фэнис устроился на против Владыки  рядом с арфой. Павлины заметив юношу как по команде устроились подле него. Смеясь придворный музыкант погладил птиц, доставая из кармана халата изюм и выдавая пернатым ожидаемое угощение.
Эмилиан вел себя довольно раскованно на фоне всех остальных придворных. Покончив с официозом, демонстрируемым специально для молодой царицы, музыкант мягко улыбаясь устремил взгляд больших светлых глаз на государя, продолжая гладить павлинов.
- Так чем же сегодня мне порадовать Вас? Сыграть или поведать одну из волшебных историй? Чего вы желаете?

+3

7

- Вы желали видеть меня, мой повелитель?
Царь Салар с улыбкой кивнул:
- Да, Нилуфер, я тебя звал. День становится темен для меня, если тебя нет рядом. Я оставил тебя лишь ради благополучия Персии, - правитель чувствовал себя так, будто говорит такие слова впервые. Юная красавица вдохнула в него новые силы. 
- Отныне Персия станет родиной и для тебя. Ты полюбишь ее. Я закончил государственные дела и снова хочу насладиться твоим обществом, любимая Нилуфер.
Царь сделал знак, чтобы слуги накинули на взбитые подушки вышитое золотое покрывало. Одновременно они приготовили места в алькове за фонтаном для служанок царицы.
- Садись. Уже поздно для прогулок по саду. Природа моей Персии бывает капризна: жар дня сменяется холодом ночи, а сегодня пришла песчаная буря. Поэтому сегодня мы проведем вечер во дворце, в тишине и прохладе. Только, моя любимая, ты слишком юна, чтобы желать покоя... - Салару пришло на ум, что вкусы его прежней не такой молодой жены очень крепко запали в его привычки.
Тут в зал вошел светловолосый византиец, и Царь громко рассмеялся:
- Нет, дорогая, о тишине я пошутил... Мне есть чем развлечь тебя. Познакомься — это мой лучший музыкант и певец. Его зовут Фэнис, и он родом из страны еще более удивительной, чем твоя. Пожалуй, разве что Византийскую империю я могу сравнить во всем мире с моим Персидским царством. Может быть, потом он расскажет тебе об их огромных храмах и морских просторах, о кораблях в бухте Золотого рога. И о варварах в меховых шкурах, что приходят с далекого холодного севера. Так, солнечный Фэнис?
Царь улыбнулся, наблюдая за тем, как музыкант нашел себе место среди ярких птиц.
- Посмотри, милая Нилуфер, как он хорош. Только не вздумай увлечься им, я рассержусь! А знаешь, чем он превосходит этих царских птиц? Как бы они не были красивы на вид, в отличие от него они глупы и не умеют петь, - вполголоса сказал он жене, не удержавшись, погладил нежную кожу на ее руке, а потом обратился к Фэнису.
- Вижу, что ты спешил на мой зов. Увлажни свое золотое горло вином или соком.
Царские слуги тотчас бросились выполнять невысказанный вслух приказ.
- Нилуфер, ты запомнила его выступление на пиру? Тогда он сложил стихи. Можешь высказать свое мнение автору в лицо. А ты, Фэнис, сыграй мне мелодию своей родины Византии. Пусть моя милая Нилуфер узнает, насколько велик и разнообразен мир.

+3

8

Молодая царица почувствовала, что краснеет после слов своего царственного супруга, настолько взволновали они её. Она всё ещё не могла привыкнуть к тому, что любима, к этому невероятному чувству, которое отчётливо читалось в глазах Царя и находило отклик в её сердце.
Девушка присела рядом с супругом, и внезапное и неожиданное появление светловолосого молодого человека застало врасплох Нилуфер. Она окинула юношу беглым взглядом, так, чтобы осмотреть его, но не вызвать при этом царской ревности излишним интересом. Однако он почему-то вызвал у царицы какое-то неприятное чувство, природу которого она не могла объяснить. Возможно, всё дело было в его взгляде, слишком дерзком по мнению Нилуфер. Ещё ни один мужчина не разглядывал её так беззастенчиво. И даже его вполне учтивые и вежливые слова вместе с почтительным тоном не изгладили первого впечатления. Девушка смутилась. Если бы не Царь, она бы, наверное, совсем растерялась.
- Мне есть чем развлечь тебя. Познакомься — это мой лучший музыкант и певец. Его зовут Фэнис, и он родом из страны еще более удивительной, чем твоя. Пожалуй, разве что Византийскую империю я могу сравнить во всем мире с моим Персидским царством.
Девушка снова посмотрела на юношу, забавлявшегося с павлинами
- Мой повелитель, вряд ли найдётся в целом мире земля или царство, способное сравниться с Вашим великим Царством, прекраснейшей Персией! Но, видимо, эта далёкая страна в самом деле дивное место, если персидский Царь говорит о ней с восхищением!
Теперь она немного осмелела и украдкой наблюдала за молодым человеком. Ей показалось, что он и сам чем-то напоминает павлина. Так же держится раскованно и так диковинно выглядит. Она практически не запомнила его во время пира, впрочем, не только его. Слишком она была ослеплена великолепием и блеском всего, что окружало её. Однако она не желала обидеть кого-либо своим ответом, поэтому просто сказала, повернувшись к юноше
- Ваши стихи были прекрасны! Безусловно, я буду очень рада услышать как они звучат в сочетании с музыкой!

+3

9

Златовласый юноша посмеивался слушая речи Владыки
-...Может быть, потом он расскажет тебе об их огромных храмах и морских просторах, о кораблях в бухте Золотого рога. И о варварах в меховых шкурах, что приходят с далекого холодного севера. Так, солнечный Фэнис?
Перебирая струны и проверяя на сколько сильно они натянуты, византиец поспешил ответить:
- О, я с удовольствием поведаю Вашей новой жене о храмах и кораблях... Если конечно, достойной Нилуфер будет интересно об этом слушать...- Усмехнувшись продолжил - Я рассказал бы про варваров, про сильных мужей, чья кожа бела, глаза словно небо а ростом они куда выше любого перса и грубые шкуры, что защищают своих владельцев от холода и снега... Но Владыка, стоит ли Вашей молодой царице слушать о достоинствах друг мужчин, пусть и столь далеких от этой страны?
Поглаживая птиц, юноша раскованно потянулся, совершенно не заботясь о том, что полы халата разошлись оголяя его гладкую грудь
- Посмотри, милая Нилуфер, как он хорош. Только не вздумай увлечься им, я рассержусь! А знаешь, чем он превосходит этих царских птиц? Как бы они не были красивы на вид, в отличие от него они глупы и не умеют петь. Вижу, что ты спешил на мой зов. Увлажни свое золотое горло вином или соком.
Придворный музыкант привычным жестом подозвал мальчика слугу, который незамедлительность подал крепкий чай, взяв чашу византиец устремил полный нежности взгляд серо-голубых глаз на Салара
- Ваша похвала столь щедра, порой и я чувствую себя прекрасной птицей, что принадлежит лишь Вам... О, не стоит волноваться, Ваша царица и не подумает о том, что бы смотреть в мою сторону, скорее бы поверил в то я, что Вас я увлекаю...
Певчий невольно рассмеялся. Смех его разлился по залу звонко, словно колокольчик, а едва заметный румянец окрасил светлые щеки, едва тронутые загаром, так же как и все тело музыканта. Услышав слова Нилуфер, Эмилиан тут же сообразил, что девушка видимо вобще мало что запомнила в ночь пира.
- Ваши стихи были прекрасны! Безусловно, я буду очень рада услышать как они звучат в сочетании с музыкой!
Отставив чашу, блондин заметил с неким укором
- О, благодарю, приятно слышать лесть из уст столь юного создания, когда вы станете мудрее любой склониться пред столь редким даром. Слова ваши хоть и наполнены чувством, во мне невольно сомнения будят, так вышло что я пел а не читал стиха во время пира... А вам хочу поведать я одну историю, что ветер южный рассказал мне, когда я отдыхал в саду.
Случилось это в одной далекой стране, где простираются зеленые луга а в горах лежит снег,  белее любых жемчужин. В том краю жила дева юная и прекрасная как белоснежная кувшинка. И звали ее Лин-хо. Отец ее был богатым землевладельцем, много женихов желали получить руку Лин-хо, но в жены она досталась почтенному господину Ханцу, другу ее отца. Пышную свадьбу сыграли, все были рады и гости дивились красоте молодой жены господина Ханцу, коему седина посеребрила виски и морщины залегли в уголках глаз. Лин-хо любила своего мужа, любила от того, что не знала она других мужчин и не ведала глубины страсти, и все было бы прекрасно, если бы у девушки не было бы одной особенности: во всем соглашаться со своим мужем. Что бы не спрашивал господин Ханцу, всегда она кивала в знак согласия и восхищалась тем, о чем никогда и не слышала. Бывало спросит у нее муж: "Лин-хо, видела ли ты розы, что расцвели в саду?" И юная Лин отвечала : "Да мой господин, прекраснее тех алых роз я не встречала!" И только садовник качал головой пытаясь понять, когда же белые розы успели покраснеть.
Шло время, Лин-хо томилась в роскошной крепости своего мужа, а новые чувства зарождались в ней, и вот уже взгляды ее ложились не на своего супруга а на мужчин юных, сильных и крепких телом. И еще ощущала она как тело ее меняется, фигура полнеет а чрево тяжелеет. Однажды, сидя у пруда Лин наблюдала за рыбками резвящимися в пруду, подумав "ах, если бы я только могла уплыть из этого золотого пруда, и муж бы мой был молод, а тело не тяжелело так и не пугало переменами, то согласилась бы я стать женой хоть плотника, хоть гончара, да хоть лиса..."  и неожиданно увидела она белого лиса, заговорившего с ней человеческим голосом: "Прекрасная Лин" говорил лис "Завтра в дом твоего супруга придет человек, будет он говорить с твоим мужем, и если Ханцу спросит тебя о чем-то не соглашайся! Возьми волшебный кулон но не показывай его!" Хитрый был лис и знал, что не станет его слушать Лин. Девушка покивала а лис исчез словно его и не было, оставив ей только кулон с большой розовой жемчужиной. На утро пришел в крепость господина Ханцу странник. Добрым был господин Ханцу и пригласил за стол гостя. Поблагодарив за ужин путешественник поведал хозяину дома, о том, что юная его жена обманывает своего супруга в тайне встречаясь с любовником и что и вовсе она ведьма. Разгневался Ханцу, но путник предложил проверить юную Лин-хо, и надоумил господина задать Лин несколько вопросов. Позвал господин к себе свою жену и спросил: "-Была ли ты вчера у пруда, прекрасная Лин-хо?". Девушка словно забыла о чем говорил вчера лис, и ответила "-Да, любимый муж". И тут же глаза ее стыли желтыми как у лисицы. Ханцу нахмурился, но спросил дальше "-Говорила ли ты вчера с кем то у пруда?" "-Да милый муж" Снова ответила Лин. И появился у нее лисий хвост. Третий вопрос задал ей супруг "- Приняла ли ты в подарок розовую жемчужину!?" "-Да господин...". И стоило ей произнести последнее слово как обратилась она полностью в лисицу а розовая жемчужина упала на пол, оказавшись сердцем еще не родившегося дитя Лин-хо. Тут сам путник обратился в белого лиса и схватив Лин-хо за шкирку выпрыгнул с ней из окна утаскивая в царство демонов. С той поры говорят раз в году можно увидеть как жалобно скулит лисица у пруда, но человеком стать так и не может...

Окончив рассказывать сказку Эмилиан наполнил чашу ароматным чаем, делая несколько глотков.

+4

10

Салар внимательно следил за тем, как изменяется выражение лица юной супруги. Щечки вспыхнули, как лепестки нежных розовых бутонов. Как же Нилуфер была хороша. Ему повезло сорвать этот нежный цветок в момент, когда он только распустился. Весь аромат, весь сок, вся прелесть и невинность будут принадлежать только ему. Царь наклонился к Нилуфер и провел подушечками пальцев по ее щеке и подбородку, чтобы не поцарапать перстнями нежную кожу, и приложил указательный палец к ее губам.
- Будь осторожнее в разговорах с моими придворными. Им палец в рот не клади. Но никто, запомни, из них не посмеет обидеть тебя, пока на тебе лежит печать моего благоволения, - он рассмеялся над промашкой Нилуфер. Фэнис тогда действительно пел, это прочие складывали слова о любви в стихи.
- Тебе еще многому предстоит научиться во дворце. Моя царица должна быть прекрасна, чтобы услаждать мой взор, а также мудра, чтобы быть мне надежной опорой в часы бури, - Салар отчего-то снова вспомнил о своей прежней царице, матери старших сыновей. Нилуфер сразу покорила его очарованием, показалась ему многообещающей молодой женщиной, созданной не только для постели.
- К сожалению, мудрость приходит со временем и приносит морщины, - он погладил ее чистый лоб.
- Фэнис, умерь свой пыл. Ты же не один из обитателей ночной половины дворца, - взгляд царя скользнул распахнувшейся одежде музыканта. - Не смущай взор царицы.
Сказка, рассказанная придворным произвела на царя странное впечатление, усугубленная вольными речами того о варварах и других мужчинах. А еще укор в необдуманных словах самого правителя Персии. Упомянутая морщина залегла поперек царского лба. Сказка про старого мужа и про хитрого лиса завершилась похищением глупой жены. Музыкант будто специально будил в душе правителя Персии сомнения, оправдает ли новая царица его надежды. Ведь он выбрал именно ее из многих женщин. Царь всмотрелся в красивого музыканта, выискивая причины такого поведения. Сказка ему совершенно не понравилась, несмотря на изящную форму и афористичность, но Нилуфер не должна была догадаться об этом.
- Поучительная сказка, - и подумал про себя: "Почему ты вспомнил именно ее?"
Он повернулся к Нилуфер:
- Обрати внимание, он настолько же очарователен, как эти птицы. Ведет себя также легкомысленно, даже повеления царя не исполняет. Другого бы на его месте я приказал казнить, а его, ради золотого голоса, придется пощадить.

+4

11

Нилуфер не ошиблась относительно молодого человека. Он словно специально делал всё, чтобы укрепить в ней то первоначальное неприятное впечатление, которое зародилось у неё сразу после его появления. Она была готова к тому, что далеко не всех обрадовало её появление при дворе и объясняла это тем, что невольно нарушила сложившиеся уже отношения при дворе, а также, возможно, происками старшей жены царя, матери его сыновей. Однако подобное поведение было для неё слишком неприятно.
- О, благодарю, приятно слышать лесть из уст столь юного создания, когда вы станете мудрее любой склониться пред столь редким даром. Слова ваши хоть и наполнены чувством, во мне невольно сомнения будят, так вышло что я пел а не читал стиха во время пира...
Эта фраза, как гром, поразила молодую царицу. Она вдруг почувствовала себя униженной. И впервые почувствовала обиду на мужа, превратившуюся в чувство горечи. Почему он мне сказал, что этот музыкант читал стихи? Почему он позволяет ему так обращаться со своей женой?
Она посмотрела в глаза Царя, однако не увидела в них ни капли гнева или обиды за её промашку, ничего, что указывало бы на то, что его чувства к ней изменились. Ничего, кроме нежности и весёлых искорок. Этого было достаточно, чтобы растопить лёд, начавший покрывать её сердце.
- Тебе еще многому предстоит научиться во дворце. Моя царица должна быть прекрасна, чтобы услаждать мой взор, а также мудра, чтобы быть мне надежной опорой в часы бури
Нилуфер вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, нашалившей и теперь вынужденной предстать перед взором родителя, только Салар не был похож на её отца. Он любил её.
- Мой повелитель! Меньше всего я хоела бы не оправдать Ваших надежд!
Голос музыканта прервал её, и она приготовилась слушать его историю. Однако с каждым словом она всё больше мрачнела.
Девушка хоть и была немного наивна, но всё же не настолько глупа, чтобы не понять намёка.
Да как он смеет! Дерзкий музыкантишка! Он забыл, что я царица?! Она невольно сжала край подушки, на которой доселе мирно покоилась её рука, украшенная изящным браслетом. Но тут же взяла себя в руки. Царица не должна давать волю своим чувствам, и девушка хорошо усвоила это правило. Но её самолюбие было уязвлено.
- Обрати внимание, он настолько же очарователен, как эти птицы. Ведет себя также легкомысленно, даже повеления царя не исполняет. Другого бы на его месте я приказал казнить, а его, ради золотого голоса, придется пощадить.

Нилуфер перевела взгляд на свободно разгуливавших павлинов, сделав вид, что всецело увлечена созерцанием птиц.
- Забавно, но мне тоже пришла в голову эта мысль! Павлины - удивительные создания! Вряд ли можно найти другую птицу, которая сочетала бы в себе яркую, пёструю окраску и почти вызывающую надменность. Но ведь за это мы их и любим, хотя они довольно глупы. Но Вам, мой супруг и повелитель, повезло - Вам досталась редкая птица, ибо услаждает не только взор, но и слух!
Произнося эту маленькую речь, она чувствовала невероятный прилив сил, словно сбрасывала с себя невидимые оковы. Закончив говорить, девушка испытала огромное облегчение. Она посмотрела на Фэниса
- Мне понравилась Ваша сказка! Очень занимательная и, действительно, поучительная! Столько мудрости и глубокого смысла! Это предание Вашей далёкой родины? - Она говорила теперь своим обычным спокойным тоном. - Действительно, несчастье - иметь глупую жену. Ваша сказка мне вдруг напомнила одну поговорку. Там, где я родилась, говорят: "Несчастлив человек, имеющий глупую жену, умного врага и двуличного друга".
Она сделала паузу, а затем произнесла
- Я надеюсь, Вы продолжите доставлять нам удовольствие Вашими стихами и песнями! Может быть, Вы порадуете нас ещё чем-нибудь?

Отредактировано Нилуфер (2011-12-21 11:42:41)

+4

12

- Фэнис, умерь свой пыл. Ты же не один из обитателей ночной половины дворца. Не смущай взор царицы.
Блондин только рассмеялся, огладив арфу прогибаясь в позвоночнике словно дикий кот
- Уммм..., утробно, почти мурлыкая протянул юноша - На Вашей ночной половине обитают только пышногрудые прелестницы, а мне они не интересны... Эмиль усмехнулся - Вы же знаете мои пристрастия... Да и как я могу смутить юную царицу, если меня самого часто по незнанию путают с девой?
Теплая улыбка играла на мягких, полных губах византийца, когда Владыка продолжил обращаясь к царице:
- Обрати внимание, он настолько же очарователен, как эти птицы. Ведет себя также легкомысленно, даже повеления царя не исполняет. Другого бы на его месте я приказал казнить, а его, ради золотого голоса, придется пощадить.
Юноша на мгновение нахмурился подумав
То же мне одолжение, хотя конечно, я бы удивился пойми он мой тонкий намек. Ведь Суедама, Салар так и не узнал во время пира, а уж зачем этот прохвост Су и по чьей указке оказывал юной глупышке-царице внимание... Впрочем, как говорят мудрецы "меньше знаешь - крепче спишь".
На деле же музыкант сделал непонимающий вид вновь погладив павлина.
Окна по всей видимости закрыли, в ожидании песчаной бури, от чего в зале становилось нестерпимо душно. Легким движением златовласый юноша развязал пояс халата, полы разошлись оголив грудь и плоский живот, под тонкими шароварами легко угадывались очертания стройных ног придворного.
- Простите меня Владыка за эту дерзость, но мне сейчас очень душно...
Эмилиан не врал: золотые пряди взмокли у самых корней потемнев, а щеки заметно окрасились румянцем от душного ставшего спертым воздуха. Кусая губы, певчий глубоко вздохнул, собрав волосы и скрутив их в жгут откинул за спину. Более не желая терпеть дискомфорт грозивший головокружением, а возможно, в самом худшем случае, потерей сознания блондин снял тяжелый халат сворачивая и откладывая его в сторону.
-Уф... Так гораздо лучше!
По волшебному совпадению один из павлинов раскрыл хвост закрыв тем самым музыканта от любопытных взглядов. Другой же целенаправленно полез в карман снятого блондином халата вытаскивая клювом оставшийся изюм. Слова молодой царицы, как показалось Эмилиану, либо имели цель озвучить очевидное, либо тайный смысл остался непознанным светловолосым музыкантом.
- Мне понравилась Ваша сказка! Очень занимательная и, действительно, поучительная! Столько мудрости и глубокого смысла! Это предание Вашей далёкой родины? Действительно, несчастье - иметь глупую жену. Ваша сказка мне вдруг напомнила одну поговорку. Там, где я родилась, говорят: "Несчастлив человек, имеющий глупую жену, умного врага и двуличного друга". Я надеюсь, Вы продолжите доставлять нам удовольствие Вашими стихами и песнями! Может быть, Вы порадуете нас ещё чем-нибудь?
Делая несколько глотков из кувшина с водой, заботливо принесенным мальчиком слугой, Фэнис поспешил ответить
- Нет, это предание зародилось не в Византии. Что до несчастья, пожалуй глупая жена это пол беды, мне кажется беда когда муж во всем потакает глупой жене... Но это уже другая история...
Эмиль вновь рассмеялся - Что же сыграть... хм... а если... 
Тихо, у самого себя спросил юноша. Пальцы легли на струны, легкие движения вызвали арфу к жизни извлекая красивые звуки сплетающиеся в ритмичную мелодию свойственную более варварам с севера о которых упоминал царь, нежели персам. Облизнув губы, Фэнис запел:
- Ветер качает парус,
Я уходил с волною
Нежно с тобой прощаясь
Клятву давал водою.

Знать бы мне только слово
Шепотом ветра в поле,
Что говорила ведьма
Волнам крича у моря.

Между ветвей повисла,
Путалась в покрывало.
Звездной ночи открыла
Тайну которой стала

Горькой слезой скатилась
Снегом стеля дорогу
Белая кобылица, ходит
По черным водам.

Месяц седой, усталый
Ищет свою подругу
Белую кобылицу, ведьму,
Сестрицу вьюгу...

Так за тобой бреду я
Не размыкая веки,
Слышишь моя родная,
Будем с тобой на веке.

Знать бы мне только слово,
Что ты кричала морю,
Как ты звала ночами
Травы сжигая в поле...

Если б вернулся раньше
Быть бы тебе женою
А не ночною птицей
Путнику быть бедою...

Отредактировано Эмилиан Амандин (2011-12-22 00:52:34)

+2

13

- И кто же это тебя путает с девой? Или какой из моих евнухов увидел светлые волосы, ненароком принял тебя за сбежавшую пери и попытался запереть под замок? Вот удивился бы он, решив тебя выпороть! - Салар не стал больше сдерживать рвущийся наружу смех. - Да ты только откроешь рот — каждому во дворце ясно, кто перед ним. Твой острый язык — причина многих жалоб.
Царь не знал, что за мысли блуждают в голове музыканта, но ему не понравились ни ответ про мужа, слушающегося глупую жену, ни то, что тот решил обнажиться. Стройное тело византийца действительно было слишком утонченным для мужского, но он предпочел бы полюбоваться на него в другой компании и в другое время. Это его прежнюю жену было трудно смутить чем бы то ни было, а Нилуфер он хотел уберечь. Не хватало еще, что на брачном ложе она станет задавать лишние вопросы. Павлины обступили Фэниса, будто поняли, почему царские брови сошлись к переносице. Они распустили свои хвосты-вееры, закрывая человека от взгляда молодой царицы, как ему показалось, но не от царя.
Пока музыкант пел, Салар жестом подманил к себе чернокожего мальчика-слугу и нашептал ему, загибая тому, чтобы не забыл поочередно три тонкие пальчика. Отвлекался царь ненадолго, поэтому песню оценить успел. Пару раз хлопнув в ладоши, он спросил Нилуфер:
- Любимая моя Нилуфер, а как тебе эта песня? - царь провел пальцем по поверхности вина, которое повторило начерченный рисунок и скрыло его, - По-моему, клясться на воде — не очень разумно, но иначе бы не сложилась и песня. Верно, Фэнис? Жизнь отличается от сказки, в ней брошенная невеста умирает от голода и презрения, а не превращается в птицу.
Тем временем вернулся мальчик-слуга, а за ним появились еще трое, высоких, мускулистых, так же с черной кожей. В руках первого был большой сверток, в руках второго шкатулка из красного дерева, а третий держал нож с длинным тонким лезвием.

+2

14

- Простите меня Владыка за эту дерзость, но мне сейчас очень душно...
- И музыкант снял с себя халат.
Царица быстро опустила взгляд, а павлины, словно верные слуги, распушили хвосты, скрыв придворного. Впрочем, она успела заметить, что молодой человек обладает стройной и очень изящной фигурой, более свойственной девушкам. Нилуфер ещё не доводилось видеть таких юношей, и она невольно подумала
Неужели, все так назывемые северные варвары выглядят также? Она представляла их себе так, как, наверное, все жители Персии, - огромного роста люди, наделённые редкой физической силой. Однако Эмилиан явно не вписывался в этот образ. У него, наверное, и жены нет! Почему-то подумала Нилуфер. Но тут же отогнала эти вольные мысли. В конце концов, её это не волнует, а этот музыкант оскорбил её в присутствии царя.
- Нет, это предание зародилось не в Византии. Что до несчастья, пожалуй глупая жена это пол беды, мне кажется беда когда муж во всем потакает глупой жене... Но это уже другая история...

Первая вспышка гнева, почти потухшая, вновь готова была вспыхнуть пламенем, но музыкант, видимо не желавший испытывать терпение царской четы, затянул песню.
Когда он закончил, девушка была искренне восхищена. Привыкшая к медленной тягучести восточных мотивов, она впервые услышала то, что можно назвать силой в музыке.
- Любимая моя Нилуфер, а как тебе эта песня?
- Это прекрасно! Я ещё никогда не слышала столь удивительной мелодии! Она совершенно не похожа на нашу музыку! - Нилуфер восторженно, словно ребёнок, увидевший диковинную игрушку, посмотрела в глаза Царя. - Ваш музыкант действительно талантлив! По крайней мере, он хорошо поёт!
Она видела, как царь подозвал мальчишку и что-то ему показал, но смысл этих манипуляций остался ей непонятен. Но когда в зал вошли трое темнокожих слуг, какое-то нехорошее предчувствие зародилось в душе царицы. Неужели Царь решил казнить музыканта? Девушка склонилась к супругу и тихо прошептала
- Мой повелитель, что Вы намерены делать?

+3

15

- И кто же это тебя путает с девой? Или какой из моих евнухов увидел светлые волосы, ненароком принял тебя за сбежавшую пери и попытался запереть под замок? Вот удивился бы он, решив тебя выпороть!  Да ты только откроешь рот — каждому во дворце ясно, кто перед ним. Твой острый язык — причина многих жалоб.
Эмиль как то растерянно посмотрел на владыку вспоминая минувший пир, тихо произнес себе под нос
- О, но... На празднике же...
Так он и не договорил, посчитав лишним упоминать тот факт, что во время пира блондин выступал в конкурсе по поеданию винограда лишь от того что ведущий спутал его, Эмиля, с девой. Да еще и сам царь весело подыграл ошибке ведущего.

Фэнис встряхнул светлой головой, когда сомкнул коралловые губы окончив исполнять песню далеких северных народов. Душный воздух и жара в зале делали свое дело: светлая кожа византийца едва заметно заблестела от проступившей на ней влаги. Музыкант пару раз облизал ставшие сухими губы, и вновь изящно склонился беря сосуд с водой, делая несколько глотков. 
- По-моему, клясться на воде — не очень разумно, но иначе бы не сложилась и песня. Верно, Фэнис? Жизнь отличается от сказки, в ней брошенная невеста умирает от голода и презрения, а не превращается в птицу.
Услышав слова Владыки, златовласый музыкант невольно пожал плечами, прощебетав ответ так же беззаботно как и певчая птичка
- Кто знает... Вода не постоянна, но она очень сильна, вода точит камень и она же дает жизнь... Хотя, я ни разу не видел что бы женщина превращалась в птицу, если только со временем в сварливую бодливую козу
Эмиль вновь звонко рассмеялся, и светлые глаза искрились озорными искорками, пока он не заметил как в зале появились темнокожие мускулистые слуги со странным набором предметов. Что было в свертке, придворный музыкант даже не догадывался, равно как и в шкатулке, а вот нож с острым и длинным лезвием сумел встревожить болтливого и острого на язычок юношу.
Что это? За чем!?  мысль билась и трепетала в голове словно пойманная бабочка, так что византиец шумно сглотнул. Слова молодой царицы немного отвлекли от подступающей паники.
- Это прекрасно! Я ещё никогда не слышала столь удивительной мелодии! Она совершенно не похожа на нашу музыку! Ваш музыкант действительно талантлив! По крайней мере, он хорошо поёт!
Певчий склонил голову в поклоне, принимая похвалу юной царицы, хотя кланялся он скорее из любви к искусству и принятому обычаю, нежели в знак особого уважения. Ему действительно было приятно видеть выражение радости и восторга на лице девы. Хм, у меня никогда не было младшей сестры... А Нилуфер кажется такой забавной...
- Спасибо за ваши теплые слова, их приятно слышать.
Однако следующая фаза заставила обычно ровное дыхание блондина сбиться от подступающего волнения
- Мой повелитель, что Вы намерены делать?
Фэнис хотел избежать прямого взгляда Владыки до того как он раскроет свою задумку, но музыкант, словно притянутый магнитом перевел взволнованный взгляд на Салара. Светлые серо-голубые глаза юноши встретились со взглядом мужчины, Эмилиан вздрогнул, от чего-то краснея и говоря чересчур взволнованно
- Ваше величество, что и впрямь вы задумали?

0

16

Салар обвел внимательным взглядом всю просторную залу, которая из-за разлившегося напряжения стала будто бы меньше и теснее. Причина была в недоумении и любопытстве, написанных на лицах Нилуфер и Фэниса. Даже незаметные прежде слуги и служанки не побоялись высунуться. Мальчишка-слуга держал язык за зубами, но и он не знал, зачем Царю Персии понадобилось требуемое и что он затеял. Салар предвкушал развлечение.
Царь знаком подозвал к себе мускулистого слугу, принесшего нож. Правитель Персии погладил рукоять, а затем разрезал яблоко и с мирным видом откусил от красного бока. Павлин заинтересовался и, сложив хвост, направился к Царю. Пережевывая яблочный кусочек, он еще раз осмотрел полуобнаженного музыканта. Того совсем не смущало присутствие молодой неопытной женщины. Царь не знал, как Нилуфер отреагирует на мужеложца, он еще не успел ее изучить. Салар вонзил нож в другое яблоко, раздался хруст, и яблоко брызнуло соком.
- Милая моя, Нилуфер, я вижу, что мой музыкант намерен поразить тебя не только своим талантом... музыкальным талантом. - он усмехнулся, - Фэнис говорит, что ему душно. Правителям Персии пристало заботиться о своих подданных...
По его щелчку второй слуга встряхнул объемный свиток, который оказался тюком льняной ткани светло-серого оттенка. Царь пальцами прихватил край ткани и поднес его к жене.
- Это, дорогая Нилуфер, дар из полуночной страны. Там живут те самые светловолосые варвары. Говорят, что эта ткань позволяет легко дышать телу и в жару... Вначале я хотел искупать этого соблазнителя в бассейне, но, думаю, будет справедливо, если ты нарядишь его по своему вкусу. Придумай, Нилуфер, необычный наряд для нашего музыканта и певца... Все мои сокровищницы к твоим услугам, - царь положил ладонь на шкатулку, которую держал третий слуга, и поднял его ладонь к свету, - и не стесняйся в средствах для того, чтобы раскрасить эту бледную ткань, - он оставил на мгновение ткань в руках жены и провел испачканным в яблочном соке ножом по ладони мужчины, а затем вытер лезвие о лен. По нему протянулась алая полоса.
- Пусть Фэнис голышом остается в своих покоях, а здесь... Я не хочу, чтобы в мире говорили о моей скупости. Нилуфер, тебе помогут мои слуги. Если потребуется что-то отрезать — действуй.

+2

17

Девушка замерла, не сумев отвести взгляд от Царя и продолжая наблюдать за ним. Казалось, будто он наслаждается зрелищем и тем эффектом, который произвёл. Когда он подозвал к себе слугу, державшего нож, Нилуфер не смогла сдержаться. Она вовсе не хотела начинать с того, чтобы оказаться виновницей казни. Царица обратилась к мужу почти с мольбой, а в её глазах отчётливо читался ужас
- Мой повелитель, я прошу Вас, смилуйтесь! Не лишайте жизни Вашего лучшего музыканта! Простите его оплошность...
Внезапно она умолкла, испугавшись, что её супруг может неверно истолковать её слова. Нилуфер склонилась к его уху, чтобы больше никто не мог расслышать то, что она говорила
- Мой царственный супруг, не приносите жизнь этого человека в жертву мне! Пожалуйста! Я не хочу, чтобы меня возненавидели!
Однако Царь, по-видимому, не собирался творить расправу
- Милая моя, Нилуфер, я вижу, что мой музыкант намерен поразить тебя не только своим талантом... музыкальным талантом. Фэнис говорит, что ему душно. Правителям Персии пристало заботиться о своих подданных...

Затем второй слуга развернул свой свёрток, в котором, к удивлению Нилуфер, не оказалось ничего. Это был просто свёрнутый кусок длинной ткани. Девушка потрогала её. Ткань была довольно приятной на ощупь, хотя и немного грубоватой.
- Это, дорогая Нилуфер, дар из полуночной страны. Там живут те самые светловолосые варвары. Говорят, что эта ткань позволяет легко дышать телу и в жару... Вначале я хотел искупать этого соблазнителя в бассейне, но, думаю, будет справедливо, если ты нарядишь его по своему вкусу. Придумай, Нилуфер, необычный наряд для нашего музыканта и певца...
Нилуфер настолько удивилась этой неожиданной прихоти царя, что едва не уронила ткань, но вовремя спохватившись, удержала её за край.
- Мой повелитель...Вы действительно хотите, чтобы я нарядила Вашего музыканта? - Царица не могла придумать никакого объяснения этой странной просьбе и оттого, что смысл её был тёмен и непонятен ей, девушка задумалась. Чтобы это могло значить? Что мне придумать?
Внезапно её осенила идея.
- Ваше Величество, если я верно вас понимаю, Вы желаете таким необычным способом наградить певца за прекрасную песню? В таком случае, я полагаю, будет справедливо, если он сам выберет себе награду, то есть, наряд, который желал бы иметь, а я выполню его пожелание, раз уж вы мне позволяете!

0

18

Фэнис молча наблюдал за возгласом и просьбой о милости юной Нилуфер, иногда стоило помолчать, это певчий знал хорошо. Увидев сверток и вслушиваясь в слова царя, те что владыка изрекал властным и не без искры задора голосом, византиец смекнул: ничего плохого ему не причинят, во всяком случае пока.
Светловолосый юноша невольно прильнул к арфе упершись в нее лбом, золотые локоны закрыли его лицо и он зевнул, борясь с неожиданно появившейся сонливостью. Душная ночь уступала место новому дню и палящему солнцу, буря утихомирилась, и теперь почти ничего не напоминало о ней. Эмилиан еще раз зевнул, потер глаза, ленивым котом сползая на пушистую шкуру, которая так удачно оказалась под ним, принимая горизонтальное положение. Подтащив к себе подушку, придворный музыкант умудрился свернуться клубком, удобней устраиваясь. Слова его величества были моментально уловлены чутким слухом светлокожего певца
-... Все мои сокровищницы к твоим услугам... -
Блондин даже немного приподнял голову, " Сокровища, сокровища это кольца перстни и много браслетов и бус и всяких блестяшек и они такие красивые! И шкатулка, ой, я бы прям все взял, так оно все сверкает..." правда устроившиеся рядом с ним павлины не способствовали лучшему обзору. Но кажется его медленной смены положения из сидячего в лежачее никто особо не заметил. Да и на игру царя молодая царица среагировала совершенно неожиданно
- Ваше Величество, если я верно вас понимаю, Вы желаете таким необычным способом наградить певца за прекрасную песню? В таком случае, я полагаю, будет справедливо, если он сам выберет себе награду, то есть, наряд, который желал бы иметь, а я выполню его пожелание, раз уж вы мне позволяете!
Эмиль уткнулся носом в подушку лишь бы не взвыть от досады
" От же, наряд... Ну зачем так уточнять... Плакали мои брошки и бриллианты... Ей же предложили сокровищницу!!! Хммм, вот интересно это жадность или банальное не понимание ситуации?.. "
Юноша глубоко вздохнул, затем шумно выдохнул бросив на мужчину и женщину еще один взгляд, вновь устраиваясь поудобней
"А, ладно, пусть сами разбираются. Пока они решат что и как делать и пока царь втолкует это ей в голову, я успею выспаться... Хотя, может стоило предложить Салару самому одеть меня... "
Прикрыв выразительные, серо-голубые глаза, Эмилиан так глубоко погрузился в свои мысли, что не заметил как и впрямь стал засыпать.

0

19

- Мой царственный супруг, не приносите жизнь этого человека в жертву мне! Пожалуйста! Я не хочу, чтобы меня возненавидели!
Нилуфер на его предложение откликнулась неожиданно, эмоционально и непредсказуемо. Он не думал, что в девочке из царского рода, которую он выбрал, скрывается столько страхов за свою жизнь, за свое будущее царицы. "Еще одна рассуждающая женщина в гареме", - подумал он и медленно во второй раз вытер нож о льняную ткань, оставив на ней крестообразный знак из подсыхающей крови.
- Ваше Величество, если я верно вас понимаю, Вы желаете таким необычным способом наградить певца за прекрасную песню?
- Милая моя Нилуфер, просто выполняй то, что я у тебя прошу. Никто не смеет обсуждать мои приказы, поэтому не давай слугам повода, - Салар нахмурился и провел запачканным в крови пальцем по ее чистому лбу, оставляя отметку. - Помни, что я говорил тебе о мудрости. Во дворце я защищаю тебя, и юлить перед каким-то музыкантом тебе не к лицу!
- В таком случае, я полагаю, будет справедливо, если он сам выберет себе награду, то есть, наряд, который желал бы иметь, а я выполню его пожелание, раз уж вы мне позволяете!
- Ты не поняла, я хотел узнать тебя, а вкусы и способности Фэниса за годы его жизни во дворце, я уже изучил...
Царь опустил взгляд с личика молодой супруги на музыканта и нахмурился еще сильнее. Пока проходил их разговор, Фэнис растянулся, как ленивый кот, на шкуре среди павлинов и заснул. Светлые волосы закрыли пол вторым покрывалом, но эта картина сейчас не вызвала у него умиления. Он подумал, что парику из таких волос обрадуется любая из наложниц. Но Салар умело сдержал гнев, хотя сейчас его усугубляла досада из-за неисполненной шутки, а еще Царь вспомнил, что его первого приказа своевольный Фэнис так и не исполнил.
- Вы, - приказал он, не повышая голоса, чернокожим слугам, тем, что принесли нож и тюк льна, вынесите его отсюда, - ненадолго задумался. - В сад. Можете искупать его в пруду, если не проснется дорогой. Сегодня душно.
Мужчины быстро свернули шкуру, на которой дремал не угодивший Царю музыкант, спеленав его так, чтобы он не смог пошевелить ни рукой, ни ногой, и, распугав павлинов, вынесли того вон из покоев.
- Ты не прошла испытание, любимая... - бросил короткую фразу Царь, наконец, проявив свое недовольство, и поднялся с удобного сиденья, - Следуй за мной, Нилуфер.

>> Далее спустя неделю.

В зал для приемов.

Отредактировано Аль-Хаким Салар (2012-02-29 10:29:42)

0


Вы здесь » [ Персия ] » Покои царя и господ » Покои царя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC